ПОБЕДНАЯ ТОЧКА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ: очерк о Маньчжурской стратегически-наступательной операции советских войск против японских войск
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ПОБЕДНАЯ ТОЧКА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
(Военно-исторический очерк)


 

Продолжение очерка.

ПОБЕДА ПО-КИТАЙСКИ

Политические деятели и историки КНР в отличии от западных коллег уделяют вопросу о роли СССР в разгроме Японии и всей фашистско-милитаристской коалиции много внимания, но пока правдивые оценки чередуются с конъюнктурными.
В китайской исторической литературе был период (70-е), когда произошёл резкий поворот от объективной оценки роли СССР во Второй мировой войне и в судьбах китайской революции, от добрых слов признания его интернационалистской помощи к необоснованным нападкам. Причиной этого явились обострение отношений Китая с Советским Союзом и нормализация отношений с США. Лишь начиная с 1983 года можно отметить тенденцию возврата к позитивным оценкам.

Живописный портрет выдающегося полководца Великой Отечественной и Второй мировой войны, главного Маршала Победы — Маршала Советского Союза А.М. Василевского...Высоко оценил роль СССР во Второй мировой войне ректор Академии военных наук НОА Китая генерал Сунь Шилунь в статье, посвящённой 40-летию победы в антияпонской войне и победы в мировой антифашистской войне, на страницах «Жэньминь жибао»: «Когда в 1941 году вспыхнула советско-германская война, основные силы германской армии были направлены на восток, и советско-германский фронт стал основным фронтом мировой антифашистской войны, тем фронтом, где решалась судьба войны». В книге «История Второй мировой войны» отмечается, что «победа под Сталинградом повлекла за собой коренные изменения в развитии антифашистской войны. Эта битва явилась поворотным пунктом мировой антифашистской войны. Она прямо повлияла на развитие событий на Дальнем Востоке».
Китайские авторы, признавая решающую роль Советского Союза во Второй мировой войне, влияние его крупных побед на весь её ход, отдают должное непосредственной помощи советского народа китайскому народу в борьбе за национальное освобождение:
— включению «Советско-китайского договора о ненападении» в августе 1937 года;
— предоставлению правительством СССР Китаю займов и поставкам самолётов, артиллерии, другого вооружения;
— посылке в Китай советских военных специалистов и советников, а также прибытию в Китай большого количества добровольцев.
Высоко оценена помощь китайцам на последнем этапе войны, когда Красная Армия разгромила Квантунскую группировку войск на китайской территории, в статье Ли Юньчана «Немеркнущая страница антияпонской войны» в газете «Женьминь жибао».
Однако, начав в конце 70-х годов пересматривать взгляды на мировую войну и участие в ней китайского народа, историки Китая убеждают читателя, что почти каждое событие китайского фронта имело мировое значение. Если же говорится о фронте освобождённых районов в борьбе против Японии, то он неизменно ставится на одно из первых мест среди фронтов и театров военных действий Второй мировой войны.
Антияпонская война китайского народа истощала силы японцев и приковывала к себе основную массу японских сухопутных войск. Поэтому японские милитаристы не посмели начать наступление против Советского Союза, а устремились в южном направлении. Но и там помощь союзникам со стороны Китая огромна — таков лейтмотив работ большинства современных китайских исследователей, среди которых Чжу Гуйшэн, Ху Цяому, Сунь Шилунь, Чжэн Вэйчжи и другие.
В китайской исторической литературе подчёркивается, что «активность и вклад в антифашистскую войну участников антифашистской коалиции неодинаковы. Наибольшую решительность и активность показали советская Красная Армия и антияпонские вооружённые силы, руководимые Коммунистической партией Китая». Очевидно, что при всей важности боевых действий сил КПК против японских агрессоров, они, даже когда шли на взаимодействие с остальными (гоминьдановскими) вооружёнными формированиями Китая, не были в состоянии вести «решительные» и «активные» военные операции. По сути, они были вызволены из критического положения летом 1945 года решительным и активным наступлением советских войск в ходе Маньчжурской стратегической наступательной операции.
Накануне вступления СССР в войну обстановка в Китае сложилась крайне тяжёлая. В конце июля 1945 года японские войска окружили в Маньчжурии крупные силы руководимой коммунистами 8-й армии. Только стремительное наступление советских войск спасло положение. В связи с этим командующий 8-й армией Чжао Вэньцзинь в письме советскому командованию сообщал: «Мы особенно благодарны Красной Армии Советского Союза. Мы были в исключительно трудном положении. Против нас были сосредоточены намного превосходящие силы противника, который нас окружил и отрезал все пути к отходу и сузил наши возможности маневрирования. Накануне 9 августа мы ломали головы над тем, как выбраться из этого тяжёлого положения. Вступление Красной Армии Советского Союза на территорию Маньчжурии 9 августа коренным образом изменило соотношение сил. Мы из обороняющихся превратились в наступающих. Таким образом, Красная Армия нас спасла от гибели, и мы ей особенно благодарны».
Однако следует согласиться с тем, что, как отмечает группа авторов (Лю Сыму, Ван Чжэньдэ, Хоу Чэньдэ и Ма Синьминь) в статье «Антияпонская война в Китае и её место и роль во Второй мировой войне», напечатанной в солидном китайском журнале, до начала войны на Тихом океане китайский фронт был главным фронтом по разгрому японского фашизма. И с началом тихоокеанской войны он оставался таким же в борьбе против японских агрессоров на Азиатском субконтиненте, оказывая мощную поддержку антифашистской войне народов мира.


 

РАЗГРОМ И КАПИТУЛЯЦИЯ ЯПОНИИ

После окончания Второй мировой войны зона Тихого океана не раз становилась ареной вооружённой борьбы. Достаточно напомнить, что три года длилась война на Корейском полуострове, много лет велась агрессивная война США против народов Индокитая. Все это лишь подчёркивает особую актуальность изучения и критического осмысления итогов и уроков минувшей мировой войны, опыта вооружённой борьбы на её Азиатско-Тихоокеанском театре против милитаристской Японии.

Федеральный журнал «СЕНАТОР» памяти Маршала Советского Союза А.М. Василевского!Важной, отдельно стоящей проблемой, вызывающей неутихающие споры у историков войны на Тихом океане, является вскрытие причин неожиданно быстрого принятия Японией решения о капитуляции. «Зачем этот спор?» — спросит читатель. Как бы то ни было, и атомные бомбы были сброшены на японские города, и Советский Союз вступил в войну, и Япония вскоре капитулировала. Нет сомнения в том, что и первое, и второе события, также, как и продолжавшиеся морская блокада со стороны открытого океана и воздушные бомбардировки японской территории, и ухудшение для японской армии ситуации на других фронтах сыграли свою важную роль в приближении дня капитуляции Японии. И, казалось бы, нет нужды подробно останавливаться на непосредственных причинах и механизме принятия японской верхушкой окончательного решения. Однако в зарубежной исторической литературе время от времени появляются высказывания о том, что атомная бомба решила исход войны, так как дала якобы ощутимый военный эффект и предоставила императору Хирохито шанс оправдать в глазах народа решение о капитуляции, и что применение бомбы было гуманно с точки зрения человеческой морали, ибо она «явила собой средство предотвращения любой войны», о том, что Советский Союз «навязал» союзникам своё ставшее уже ненужным участие в войне против Японии, чтобы «не опоздать к дележу пирога», и что это участие было чуть ли не чисто символическим, и другие, претендующие на истину в последней инстанции, заявления официальных лиц, историков и журналистов, касающиеся оценки факторов, приведших Японию к капитуляции. Весьма упрощённым образом представляет события, приведшие к капитуляции Японии, тайваньский историк Го Тиньи в 2-томном труде по истории Китая в новое время. Сталин, по его концепции, далеко смотрел вперёд и 29 июля «упросил» Трумэна, чтобы США и Англия официально пригласили СССР принять участие в войне. 6 августа США сбросили атомную бомбу на Хиросиму, а 8 (фактически 9) августа — ещё одну на Нагасаки. На следующий день (фактически 8) Советский Союз объявил войну Японии. Все это требует от нас ещё раз вернуться к этой проблеме. Тем более, что за чертой внимания как зарубежных, так и отечественных исследователей осталось ещё одно немаловажное обстоятельство, связанное с вступлением СССР в войну против Японии, которое сыграло существенную роль в принятии японским руководством решения капитулировать.
Итак, 6 августа 1945 года Соединённые Штаты нанесли первый атомный удар по Японии, принеся колоссальные разрушения и человеческие потери городу Хиросима. Применение принципиально нового оружия огромной разрушительной силы оказалось действительно неожиданным для противника. И все же, как свидетельствуют факты, ни первый, ни произведённый 9 августа по Нагасаки второй атомные удары не привели к немедленной капитуляции Японии. Так же, как и вступление в войну СССР не заставило японское руководство сразу же заявить о безоговорочной капитуляции. У. Черчилль был вынужден признать, что «было бы неправильно полагать, что атомная бомба решила судьбу Японии».
Атомные бомбардировки не оказали на японскую нацию такого морально-психологического и военно-политического эффекта, на который рассчитывали американские и британские правящие круги. Это объясняется следующими причинами.
Во-первых, высшие военно-политические руководители Японии, в частности император, узнали о характере удара, нанесённого по Хиросиме, лишь 8 августа, спустя два дня после применения атомной бомбы. Получив эту информацию, находившийся в бомбоубежище император заявил: «Если противник применяет такого рода оружие, войну продолжать невозможно. Но для того, чтобы добиться выгодных условий, немедленно прекращать войну нельзя. Что касается условий, то, как только появится возможность маневрировать на переговорах, можно будет сразу же прекратить войну». Итак, японское руководство все ещё надеялось на переговоры.
Во-вторых, японский народ узнал о трагедии Хиросимы и Нагасаки лишь после окончания войны и в большинстве своём никак не прореагировал в те несколько дней, пока ещё не было принято решение капитулировать.
Не дали атомные бомбардировки и ощутимого военного результата. Японская ставка разделяла мнение фельдмаршала Хата — командующего 2-й Объединённой армией, штаб которой находился в Хиросиме, о необходимости продолжать войну. Прибыв в Токио 7 августа, он доложил, что, хотя его штаб находился недалеко от центра взрыва, постройки разрушены мало, а число погибших солдат незначительно, причём пострадали только те, кто не был защищён. В целом, по его мнению, Хиросима потерпела крупный ущерб, но не больший, чем другие города от массированных налётов авиации. О таких эффектах ядерного взрыва, как остаточная радиация и радиоактивное заражение местности, японцам в то время известно не было. Новое оружие было применено почти исключительно против мирного населения, а не вооружённых сил, подавляющая часть личного состава которых оказалась, как и основная масса населения, в неведении относительно характера применённого оружия и, следовательно, вне физического и психологического воздействия. Правительство Японии скрыло от народа факт атомной бомбардировки Хиросимы. Ставка сообщила лишь о том, что на Хиросиму сброшена бомба нового типа, нанёсшая значительные потери. Органы противовоздушной обороны опубликовали для успокоения населения инструкцию, рекомендовавшую меры предосторожности. В инструкции говорилось, например, что достаточно надеть белую одежду или укрыться в убежище, чтобы избежать опасности. Военное командование ограничилось лишь посылкой в Хиросиму комиссии для расследования. Оно по-прежнему было занято подготовкой к решительному сражению на территории Японских островов и в Маньчжурии. Правительственные органы также слабо реагировали на это событие, не был собран даже кабинет министров, а намеченное заседание Высшего совета по руководству войной не состоялось. Достаточно сказать, что в Хиросиме уцелели почти все крупные заводы на окраинах и 94% работавших на них людей, а железнодорожное сообщение через город было восстановлено уже через 48 часов. Чтобы полностью вывести из строя Нагасаки, потребовалось бы ещё несколько бомб, которых американцы тогда ещё не имели.
Как свидетельствует бывший офицер императорской ставки полковник Н. Такаяма, у тех офицеров, которые знали об атомных ударах по Хиросиме и Нагасаки, это не вызвало ничего, кроме усиления ненависти к противнику. Кроме того, применение американцами атомных бомб лишь подтолкнуло японцев к ускорению собственной программы («Проект N») создания аналогичного оружия, завершить которую намечалось через 6 месяцев. Это явилось одной из причин того, что правительство Японии все ещё не соглашалось на оккупацию страны войсками противника.
Население Китая тепло и радостно встречает Красную Армию как своих освободителей, август 1945 года, г. Харбин, КитайПрименение атомного оружия, однако, уже не было в состоянии остановить вступление СССР в войну против Японии, для подготовки к которому он по настойчивым просьбам союзников приложил колоссальные усилия, ни роста авторитета Советского Союза в мире в результате этой войны. А. Гарриман предупреждал, что «Россия вступит в войну вне зависимости оттого, что мы можем сделать».
Атомная бомбардировка Хиросимы в условиях, когда Советский Союз был готов вступить в войну против Японии, не диктовалась военной необходимостью. Именно так считал генерал Д. Эйзенхауэр. Вспоминая разговор с военным министром США Г. Стимсоном, в котором затрагивалась тема атомной бомбы, генерал свидетельствует: «Я сказал ему о своих тяжких опасениях. Это в первую очередь касалось моей уверенности, что Япония уже потерпела поражение и поэтому применение атомной бомбы не представляло никакой необходимости. Во-вторых, я полагал, что наша страна не должна шокировать мировое общественное мнение использованием атомной бомбы, поскольку это оружие утратило право считаться средством спасения американских жизней».
В 1960 году командующий союзными силами в войне против Японии генерал А. Макартур также признал, что «в применении атомного оружия не было никакой военной необходимости».
Совершенно очевидно, что, сбрасывая атомные бомбы на японские города, вашингтонские руководители фактически целились в Советский Союз. К такому выводу пришли японские учёные во главе с лауреатом Нобелевской премии физиком Х. Юкава в «Белой книге о последствиях атомной бомбардировки». В разделе «Жертва — Япония, противник — Советский Союз» они отмечают, что применение атомных бомб было не столько последним актом Второй мировой войны, сколько первой операцией по устрашению в начинавшейся «холодной войне» против СССР. «Жизни трёхсот тысяч невинных людей, погибших в Хиросиме и Нагасаки, — заключают авторы, — были, таким образом, жертвой, принесённой Соединёнными Штатами на алтарь «холодной войны».
Итак, мы видим, атомные бомбы не могли заменить массовые армии и их применение, не поставили немедленно Японию на колени. Располагая довольно сильными сухопутными войсками, она продолжала сопротивление. Вступление 9 августа 1945 года Советского Союза в войну против Японии в корне изменило ситуацию, лишило её основного козыря в ставке на переговоры — сухопутных войск. В этот же день на экстренном заседании высшего совета по руководству войной японский премьер-министр К. Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».
Ошибочно считать, что для того, чтобы заставить Японию капитулировать, достаточно было бы лишь одного объявления ей войны Россией. Несмотря на то, что через сутки после этого японский министр иностранных дел С. Того заявил советскому послу: «Японское правительство готово принять условия Потсдамской декларации от 26 июля 1945 года, к которой присоединилось и Советское правительство» — это все же было лишь заявление о «готовности», не подкреплённое реальными действиями и, даже наоборот — препровождённое рядом предварительных условий. Только получив молниеносный сокрушительный удар и понеся невосполнимый урон в первые же дни наступления советских войск, японский император Хирохито подписал 14 августа рескрипт о капитуляции, о чём на следующий день было объявлено по японскому радио. Однако и после этого японцы продолжали оказывать упорное сопротивление советским войскам. В тылу наступавших войск до конца августа активно действовали диверсионные отряды специально созданной японской манёвренной бригады. Заявления о готовности безоговорочно капитулировать не подкреплялись реальными шагами.
17 августа 1945 года главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал А.М. Василевский направил главнокомандующему Квантунской группировкой войск генералу О. Ямада радиограмму, в которой, в частности, говорилось: «Японские войска перешли в контрнаступление на ряде участков советско-японского фронта. Предлагаю… с 12 часов 20 августа прекратить всякие боевые действия против советских войск на всем фронте, сложить оружие и сдаться в плен».
Ультиматум советского главнокомандующего был подкреплён решительными действиями советских войск. Чтобы ускорить процесс капитуляции и немедленно взять под контроль наиболее важные объекты на территории противника, 18-20 августа Забайкальский и 1-й Дальневосточный фронты высадили воздушные десанты в ряд ключевых городов Маньчжурии.
Быстрый разгром японских войск в Маньчжурии и Корее не оставлял Токио никаких надежд. 19 августа 1945 года японское командование на континенте отдало приказ о безоговорочной капитуляции. Фактически же японские войска прекратили организованное сопротивление лишь на 23-й день Дальневосточной кампании Вооружённых сил СССР.
Характерно, что даже японская буржуазная печать признавала значение побед Красной Армии на Востоке. Так, газета «Дзи дзи симпо» 9 августа 1950 г. писала: «Когда была сброшена атомная бомба на Хиросиму, военная группировка Японии ещё продолжала сопротивляться, в то время как выступление Советского Союза заставило её капитулировать... Если судить по результатам, то именно действия Советского Союза в отношении Японии сыграли огромную роль в достижении мира».
Капитуляция милитаристской Японии, таким образом, важнейший военно-политический итог вступления Советского Союза в войну и непосредственный результат решительных военных действий Вооружённых Сил СССР в Дальневосточной кампании, поскольку на других фронтах активные военные операции союзниками не велись. «...Советская Армия, — подчёркивал прославленный китайский полководец маршал Чжу Дэ, — вступила в Маньчжурию, полностью разгромила и уничтожила Квантунскую армию — оплот японских милитаристов, заставив таким образом японский империализм капитулировать». Однако было бы неверно, как уже отмечалось, не учитывать и другие, в том числе внутренние, мотивы японской капитуляции. Это тем более важно, что существенное влияние на решение Японии о капитуляции оказал фактор угрозы прихода на острова метрополии советских войск.
Следует признать, что быстрое принятие (после того, как Япония осознала масштабы сокрушительных ударов Красной Армии на крупнейшем и решающем континентальном ТВД сухопутных войск в Маньчжурии) условий капитуляции перед всеми союзными силами, хотя императорская армия могла бы в течение определённого времени вести оборонительные бои на Японских островах, было одним из наиболее продуманных и далеко идущих шагов японского руководства последнего года войны. Адмирал Ч. Нимиц свидетельствовал, что с начала оккупации американцы «увидели островную империю с почти нетронутой, хорошо оснащённой армией, располагающей большой авиацией... Империю, которая капитулировала ещё до вторжения». Этим Япония в отличие от Германии смогла уберечь от уничтожения миллионы военнослужащих и гражданских лиц, сохранить подавляющую часть военно-экономического потенциала страны. Это означало, что императорская ставка в отличие от ставки Гитлера предпочла позор капитуляции, когда ещё не все средства сопротивления были исчерпаны, перспективе физической ликвидации всех человеческих и материальных ценностей японского милитаризма, безвозвратной гибели всей военной структуры японского государства.
Военно-политическая верхушка милитаристской Японии хорошо понимала и то, что решающей предпосылкой для планировавшегося уже в то время военного возрождения страны после войны является сохранение в ней существовавшего строя.
Правящие круги Японии уделяли все большее внимание нейтрализации усиливавшегося недовольства японских трудящихся войной. Решение японского военно-политического руководства о капитуляции в значительной мере было обусловлено желанием правящих кругов заранее подготовиться к тому, чтобы не допустить революционного взрыва в результате краха милитаризма. Об этом свидетельствует, в частности, меморандум Ф. Коноэ императору, представленный 14 февраля 1945 года, ровно за полгода до принятия Хирохито решения о капитуляции. Вот что писал Коноэ:«Хотя поражение, безусловно, нанесёт ущерб нашему национальному государственному строю, однако общественное мнение Англии и Америки ещё не дошло до требований изменения нашего государственного строя... Следовательно, одно только военное поражение не вызывает особой тревоги за существование нашего национального государственного строя. С точки зрения сохранения национального государственного строя наибольшую тревогу должно вызывать не столько само поражение в войне, сколько коммунистическая революция, которая может возникнуть вслед за поражением».
Больше всего в связи с этим Коноэ опасался прихода на Японские острова советских войск. Лорд-хранитель печати при императорском дворе К. Кидо также предупреждал в памятной записке, что в случае отказа от принятия условий Потсдамской декларации «нас постигнет участь Германии, и обстоятельства могут так сложиться, что мы не сможем даже сохранить национальную форму правления...». Руководство Японии боялось, что в случае продолжения сопротивления на территорию собственно Японии могут прийти советские войска, молниеносно действовавшие в Маньчжурии.
Основания для такого беспокойства, безусловно, были. Подтверждением тому являются данные о тщательной подготовке высадки крупного десанта советских войск на Хоккайдо — один из четырёх крупнейших островов Японии. Если бы высадка состоялась, нетрудно было бы представить политические последствия оккупации Хоккайдо советскими войсками для его населения, послевоенного устройства Японии и военно-политической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Очевидно, предполагая вероятность развития событий в этом направлении, император Японии принял в ночь на 15 августа 1945 года решение о немедленном прекращении военных действий, заявив, что такой «вариант капитуляции не угрожает длительному существованию императорской системы в Японии. В обратном случае нация (имелась в виду монархо-капиталистическая система — В.З.), — предупредил Хирохито, — будет уничтожена». И японские власти, почувствовав готовность американской стороны пойти на смягчение своей позиции по вопросу об условиях прекращения Японией войны, пошли в отличие от гитлеровского руководства Германии на позор капитуляции, когда ещё не все силы и средства сопротивления были исчерпаны, именно в целях предотвращения «коммунистической революции» в стране, сохранения власти в руках представителей тех сил, которые привели страну к войне. Во главе этих сил, как и прежде, оставался символ милитаристской страны Ямато — «божественный» микадо (император).
Таким образом, уже в ходе войны японской военщине удалось продумать и претворить затем в жизнь такой курс на капитуляцию, который обеспечивал условия для сохранения прежних экономических, политических и идейных основ военной политики, на которых стала базироваться в последующем новая военная доктрина и политика ремилитаризации японского государства, позволившая вывести Японию по совокупной военной мощи на первое место среди неядерных держав, а по объёму военных расходов обойти даже такие крупные ядерные державы, как Англия и Франция.
Исследуя причины капитуляции Японии, было бы абсолютно неправильным сводить их только к политическим интересам правящих классов Японии того времени. Решение о капитуляции ещё долго не было бы принято, если бы Япония не почувствовала всей мощи ударов по главным силам японской армии со стороны Вооружённых сил СССР. Удары Красной Армии парализовали волю Японии к сопротивлению. То, что союзники стремились, несмотря на обладание атомной бомбой, достичь через 1-1,5 года войны, было осуществлено в результате быстротечной кампании советских войск на Дальнем Востоке.
Япония капитулировала.
Пример того, что после принятия Японией капитуляции и полного прекращения её войсками сопротивления Красной Армии СССР отказался от оккупации острова Хоккайдо, красноречиво свидетельствует, во-первых, об уважительном отношении Советского Союза к интересам союзников и, во-вторых, полностью отметает утверждения о том, что советское государство стремилось к «кровавому разделу» чужой территории, в чем его пытаются обвинить некоторые современные японские историки и официальные лица. Если бы основным мотивом вступления СССР в войну были территориальные приобретения, то их можно было бы достичь и без войны, точнее при отказе от неё и выступлении в роли посредника на переговорах — японское руководство прилагало к этому огромные дипломатические усилия, не жалея взамен ни своих, ни чужих территорий.
СССР внёс существенный вклад в победу над Японией и решающий вклад в разгром его крупнейшей сухопутной группировки в Маньчжурии и Корее. Именно это обстоятельство, а также угроза вторжения советских войск на Японские острова заставило японское руководство принять решение о капитуляции ещё задолго до того, как союзные силы могли начать свои действия по оккупации Японии.


 

ПОБЕДА — ОДНА НА ВСЕХ

Не вызывает сомнения, что Советский Союз, который явился главной силой, сломившей нацистскую Германию, и который в течение всей войны на Тихом океане оттягивал на себя японскую миллионную Квантунскую группировку войск, внёс весомый вклад в завершение разгрома вооружённых сил Японии. Этот факт широко признан объективными исследователями истории Второй мировой войны.

Капитуляция японской армии. Художник П.Ф. Судаков
«Вступление Советского Союза в войну с Японией на заключительном этапе Второй мировой войны, — указывают китайские историки, — является одной из важнейших операций. Ряд побед Советской Армии и поражение Квантунской группировки войск ускорили капитуляцию фашистской Японии, создали благоприятные условия для окончательной победы Китая в антияпонской войне». «Объявление Советским Союзом войны Японии и разгром Советской Армией главной стратегической мобильной силы Японии — Квантунской группировки войск непосредственно сыграли активную роль в поражении японского империализма», — говорится в другом китайском труде.

Мы победили! Дальневосточная победа Красной Армии над Японией Дальневосточная победа Красной Армии над Японией

Такой же точки зрения придерживается и Э. Бетит, автор опубликованной в американском журнале «Милитари ревью» статьи «Маньчжурская кампания СССР (август 1945 года) — образец современных наступательных операций». Он считает, что западные союзники были ошеломлены тем, что советские войска сокрушили японцев намного быстрее, чем они предполагали».
И все же, в минувшей мировой драме Великая Победа была бы невозможна без рождённого в сражениях военно-политического союза — антигитлеровской коалиции. Для сохранения его действенности до самого конца войны важную роль сыграли Тегеранская, Крымская и Потсдамская конференции руководителей США, Великобритании и СССР. Каждый из союзников внёс свой ощутимый вклад в достижение победы над восточным агрессором.
Вклад вооружённых сил Соединённых Штатов Америки в достижение победы над Японией состоит в уничтожении основных сил военно-морского флота Японии, в нанесении значительного урона её авиации, в достижении существенных успехов в ходе блокады и воздушных бомбардировок самой метрополии. Определённое воздействие на позицию правительства Японии оказали и атомные удары по городам Хиросима и Нагасаки.
Фактором, значительно снижавшим возможности японских вооружённых сил расширять агрессию, а в конце войны оказывать сопротивление, была длительная и упорная борьба китайского народа, отдавшего во имя свободы родины около 30 млн жизней. Однако для нанесения окончательного поражения оккупационным войскам требовалась не просто многомиллионная армия, а вооружённые силы, оснащённые современным оружием и военной техникой, обладавшие опытом ведения крупномасштабных и манёвренных действий, а этим Китай не располагал.
Крупный вклад в поражение Японии внесли также английские, индийские и африканские войска. В январе — мае 1945 года союзники продолжали вместе с местными патриотами боевые действия в Бирме. 5 мая был высажен морской десант с целью захвата Рангуна. Однако ещё 1 мая, когда японские войска покинули бирманскую столицу, патриоты во главе с Не Вином, поддержанные восставшей Национальной армией Бирмы, руководимой Аун Саном, установили в Рангуне свою власть. Восстановив в начале 1945 года сухопутные коммуникации из Индии в Китай, гоминдановское командование отвело свои войска из Бирмы. Американцы также сняли оттуда свои сухопутные войска и ограничили возглавлявшего коалиционные силы английского адмирала лорда Л. Маунтбеттена в праве использовать материальные ресурсы США в этом регионе. Явно сепаратистские действия задержали завершение операций, нацеленных на ликвидацию японских вооружённых формирований в Бирме, вплоть до капитуляции Японии. До полного окончания войны в руках японцев находились Малайя, Гонконг, большая часть Голландской Индии и ряд других территорий.
Разумеется, среди союзников самый крупный вклад в достижение победы над Японией внесли Соединённые Штаты Америки. Остальные союзники — Китай, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Канада и некоторые другие страны — сыграли более скромную роль в ее разгроме. Самые тяжёлые испытания выпали на долю народов Китая, Бирмы, Филиппин, Индонезии, Малайи, оказавших упорное сопротивление японским захватчикам. Но без активного участия СССР в разгроме милитаристской Японии война против неё и в целом Вторая мировая война могли бы продлиться ещё не один год, продолжая приносить тяготы и лишения миллионам людей на Планете


 

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ «ДЕНЬ ПОБЕДЫ НАД ЯПОНИЕЙ»

Потсдамская конференция. Встреча «Большой тройки»: Клемент Эттли, Гарри Трумэн, Иосиф Сталин (17 июля — 2 августа 1945 года, Цецилиенхоф, Потсдам, Германия)


 

Иосиф Сталин, — Генеральный секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза, апрель 1922 — март 1953 года


 

Маньчжурия. Советские воины в Харбине на берегу реки Сунгари (Фотохроника ТАСС).


 

Квантунская армия капитулирует (1987). Художник: М.А. Ананьев


 

Капитуляция: японские военные сдаются в плен красноармейцам Советского Союза


 

Население Китая тепло и радостно встречает Красную Армию как своих освободителей, август 1945 года, г. Харбин, Китай


 

Население Китая тепло и радостно встречает Красную Армию как своих освободителей, август 1945 года, г. Харбин, Китай


 

Население Китая тепло и радостно встречает Красную Армию как своих освободителей, август 1945 года, г. Харбин, Китай


 

Генерал Дуглас Макартур подписывает акт о капитуляции Японии как Верховный главнокомандующий союзниками на линкоре «Миссури» в Токийском заливе. За генералом Макартуром находятся генерал-лейтенант Джонатан Уэйнрайт и генерал-лейтенант А. Персиваль, 02.09.1945


 

Умэдзу Ёсидзиро подписывает акт о капитуляции Японии - Umezu signing the instrument of surrender, 02.09.1945


 

Американский линкор «Миссури», на борту котором состоялось подписание Акта о капитуляции милитаристской Японии, 2 сентября 1945 года

Конец. К началу.

SENATOR — СЕНАТОР
 


 
Литературно-музыкальный портал Анна Герман

 

 

 

© Фонд «Маршалы Победы» (2009-2018)
® Свидетельство Минюста РФ по г. Москве.
Основан гражданами-патриотами России.


117997, г. Москва, Нахимовский проспект, дом 32.
Телефоны: 8(495) 764 49-43; +7(916) 477 22-40
E-mail: dayvictory#senat.org


Литературно-музыкальный портал Анна Герман       К 70-летию Победы: пятилетняя Марина Павленко – участница III МТК «Вечная Память» (песня «Прадедушка»)       Царь-освободитель Александр II       Театр песни Анны Герман: фильмы и концерты       Джульетта - Оливия Хасси       ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ       Белый генеарл - генерал Михаил Скобелев       Публицистика | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Валентина Толкунова - СЕНАТОР       Владимир Васильев и Мир Балета       Орфею ХХ века МУСЛИМУ МАГОМАЕВУ       Грязная ложь КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ       ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО       Анастасия Цветаева | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Официальный видеоканал Марины Павленко       Они стали светилами для потомков       Ирина Бокова: «Образование — залог устойчивого развития мира!»