ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ: заключение статьи Международной научно-практической конференции «МАРШАЛ ВАСИЛЕВСКИЙ И ЕГО ВКЛАД В ПОБЕДУ» в честь Победы
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

(Материал представлен в рамках Международной заочной Конференции «Маршал Василевский и его вклад в Победу»
и посвящен 65-летнему юбилею Сталинградской битвы)

 

ВИКТОР ПОПОВ
профессор, кандидат исторических наук

Виктор ПОПОВ - Victor POPOV

Часы германской военной истории уже безостановочно отсчитывали время приближающейся катастрофы на Волге. А фюрер патетически извещал Паулюса в своей новогодней телеграмме: «Вы и Ваши солдаты должны встретить Новый год твердо веря, что я и Верховное командование... используем все свои силы для спасения немецких частей в Сталинграде и обратим их долгое ожидание в величайший триумф германской военной истории».

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

Прорыв кольца окружения 6-й армии с внешней стороны являлся главной задачей операции «Зимняя гроза», разработанной германским Верховным командованием. С этой целью была создана специальная группа армий «Дон» во главе с фельдмаршалом Э. Манштейном. В нее вошли все войска (до 30 дивизий), действовавшие к югу от среднего течения Дона до астраханских степей, а также окруженная группировка. В конце ноября – начале декабря 1942 года на усиление этой группы войск были переброшены 10 дивизий с других участков Восточного фронта и из Западной Европы. Ударной силой этой группировки выступала 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота. Операция «Зимняя гроза» проходила с 12 по 23 декабря 1942 года и включала в себя попытку прорыва 6-й армии из кольца (операцию «Удар грома», которую Гитлер запретил проводить). На южном участке Сталинградского контрнаступления сложилась настолько сложная обстановка, что советское командование вынужденно было временно приостановить осуществление операции «Уран».

Учитывал реально сложившуюся обстановку, Ставка Верховного главнокомандования по настоянию A.M. Василевского направила 2-ю гвардейскую армию под командованием генерал-лейтенанта Р.Я. Малиновского с Донского фронта на котельниковское направление (ранее эта армия передавалась Донскому фронту, нацеленному на ликвидацию окруженной в Сталинграде группировки противника).

В двадцатых числах декабря 1942 года завязались ожесточенные бои на реке Аксай и Мышковка. Первоначальный удар 4-й танковой армии приняли на себя войска Сталинградского фронта. 2-я гвардейская армия Р.Я. Малиновского продвигалась навстречу армии Гота, рвавшейся к Сталинграду. Путь германским войскам преградил авангард 2-й гвардейской армии – 87-я гвардейская дивизия, понесшая очень большие потери. В ходе безжалостной танковой дуэли советские войска не только выстояли, но и перешли в наступление. Тем временем на юго-западе Красная Армия начала операцию «Малый Сатурн». Угроза «второго Сталинграда» замаячила над войсками Вермахта, действовавшими на Северном Кавказе. Манштейн вынужден был прекратить всякие попытки пробиться на выручку окруженной 6-й армии. Операция «Зимняя гроза» была прервана, завершившись безрезультатно.

Среди отечественных специалистов до сих пор не утихают споры о возможных действиях 2-й гвардейской армии под командованием генерал-лейтенанта Р.Я. Малиновского. Еще в годы войны против её перемещения с Донского фронта выступили некоторые советские военачальники. Против такого решения Ставки Верховного главнокомандования возражал представитель Ставки ВГК на Донском фронте, генерал-полковник артиллерии Н.Н. Воронов, который после войны назвал такое решение «ужасным просчетом» Ставки. Однако дальше всех в искажении событий, связанных с разгромом группировки Манштейна под руководством А. М. Василевского, зашел бывший командующий Сталинградским фронтом А.И. Еременко. В своих мемуарах «Сталинград» он не только неправдиво описывает боевые действия против соединений Манштейна, но и приписывает А. М. Василевскому схоластические, с военной точки зрения безграмотные действия, которых в действительности никогда не было.

Несостоятельность этих измышлений А. И. Еременко нашло свое спокойное, аргументированное и документально обоснованное опровержение в книге А.М. Василевского «Дело всей жизни». «Трудно сейчас сказать, – отмечает в своих воспоминаниях Главный маршал авиации А.Е. Голованов, – как, чем бы закончились наступательные действия группы Манштейна, не добейся А.М. Василевский ввода в действие 2-й гвардейской армии. Это не только ликвидировало угрозу соединения двух крупных группировок, но и содействовало успешному оттеснению внешнего фронта окружения… Непосредственное руководство Василевским всей операцией по отражению наступления группы Манштейна, безусловно, сыграло свою положительною роль и в дальнейшей ликвидации окруженной Сталинградской группировки войск противника». В годы войны и в послевоенные годы К.К. Рокоссовский отстаивал свою точку зрения о целесообразности использования 2-й гвардейской армии в составе Донского фронта. В своих мемуарах он обращал внимание на то, «что было бы все же более целесообразно 2-ю гвардейскую армию использовать так, как вначале намеревалась поступить Ставка, т.е. быстро разделаться с окруженной группировкой».

Против подобных взглядов в защиту решений Ставки ВГК выступает один из ведущих отечественных военных историков генерал армии М.А. Гареев. И давайте посмотрим, так ли уж был не прав на этот счет К.К. Рокоссовский?

В основе его позиции лежали следующие факторы:

во-первых, по данным разведки группа Манштейна была собрана наспех из остатков разбитых дивизий, тыловых команд, отступающих частей, поэтому она не представляла опасности для Сталинградского фронта и его командующего А.И. Еременко.

во-вторых, отвлечение 2-й гвардейской армии от взаимодействия с Воронежским и Юго-Западными фронтами привело к ограничению масштабов ростовской операции, что в значительной мере сделало ее «урезанной и неполной» и помогло германским войскам на Северном Кавказе избежать более крупного окружения, чем под Сталинградом.

в-третьих, участие 2-й гвардейской армии в составе Донского фронта позволило бы сократить сроки ликвидации окруженной группировки противника в районе Сталинграда.

в-четвертых, первоначальное решение Ставки ВГК, вероятно, позволило бы заметно снизить людские потери Красной Армии на этом направлении.

В целом, по свидетельству близко стоявших к К.К. Рокоссовскому военачальников, для него были характерны точность расчетов планируемых операций, сравнение по технике и людям с противником, с его боевыми возможностями. Ведь любая, даже самая малая ошибка командира на фронте оборачивалась кровью, гибелью человеческих жизней. К.К. Рокоссовский категорически выступал против бытовавшего среди некоторых офицеров взгляда: война все спишет! Во время подготовки к любой военной операции он говорил: «Все подсчитали: и количество пушек, и танков, и снарядов. А сколько людей мы потеряем? Не подсчитали! Еще раз все взвесьте и выбирайте вариант с минимальными потерями. Помните о человеческих жизнях». На самом деле именно с этих позиций очень весомо звучит заключение маршала К.К. Рокоссовского: «Действительно, по замыслу Ставки, 2-я гвардейская армия под командованием Р.Я. Малиновского должна была участвовать в окружении 6-й армии и разгроме окруженной группировки войск противника, а затем, усиливая наши наступающие войска, двигаться с другими армиями на Ростов. Это, прямо скажем, был самый лучший вариант!».

В результате успешного завершения заключительной операции Красной Армии «Кольцо» окруженная группировка противника в районе Сталинграда прекратила сопротивление. И на берегах Волги завершилось невиданное ранее сражение, продолжавшееся 200 огненных дней и ночей. По размаху, длительности, напряженности и количеству участвовавших сил Сталинградская битва не имела себе равных в мировой истории. Сражения развернулись на территории в 100 000 квадратных километров при протяженности фронта от 400 до 850 километров. На отдельных этапах Сталинградской битвы с обеих сторон одновременно участвовало свыше 2 000 000 человек. В ходе контрнаступления советских войск в период с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года были наголову разбиты не только 6-я немецкая армия, но и 4-я немецкая армия, 8-я итальянская, 3- я и 4-я румынские армии. Под Сталинградом Советская Армия нанесла немецко-фашистским войскам невиданное в военной истории поражение. Достаточно сказать, что только в ходе контрнаступления советскими войсками было разгромлено до 50 вражеских дивизий, или около 1/5 всех дивизий противника, действовавших в это время на советско-германском фронте.

Катастрофа, постигшая немецко-фашистскую армию под Сталинградом, серьезно подорвала моральный дух солдат и офицеров германских вооруженных сил. Она в значительной степени ускорила созревание кризиса нацистского режима, наглядно проявившегося в неудачной попытке организации покушения на Гитлера 20 июля 1944 года. «Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в ее истории, для России – ее величайшей победой», – признал после войны Ганс Дёрр, генерал-майор Вермахта, участник Сталинградской битвы, ставший военным историком.

Командование 6-й армии формально никогда не объявляло о капитуляции своих сил. Советские войска взяли в плен всех оставшихся в живых солдат и офицеров окруженной группировки. Однако до сих пор отсутствуют точные данные о количестве сил противника, плененных под Сталинградом. Разночтения в этой области существуют не только между отечественными и германскими исследователями, но и среди российских ученых. Считается, что сдались в плен фельдмаршал Паулюс и еще 24 генерала с остатками своих войск численностью в 91 000 человек. Впоследствии нашими войсками на поле боя было захоронено 140 000 солдат и офицеров противника. Встречаются и такие данные: ориентировочно количество вражеских военнопленных за весь период Сталинградской битвы составляет 239 775 тысяч человек.

В справочнике «Вторая мировая война», изданном в Германии в 1995 году, указывается, что под Сталинградом в плен попало 201 000 солдат и офицеров, из которых после войны на родину вернулось только 6000 человек. Согласно подсчетам немецкого историка Рюдигера Оверманса, опубликованным в специальном номере исторического журнала «Дамальз», посвященном Сталинградской битве, всего в окружение под Сталинградом попало около 250 000 человек. Примерно 25 000 из них удалось эвакуировать из сталинградского котла и более 100 000 солдат и офицеров Вермахта погибли в январе 1943 года в ходе завершения советской операции «Кольцо». В плену оказалось 130 000 человек, в том числе 110 000 немцев, а остальные – так называемые «добровольные помощники» Вермахта («хиви» – сокращение от немецкого слова Hillwillge (Hiwi), дословный перевод; «добровольный помощник» – автор). Из них осталось в живых и вернулось домой в Германию около 5000 человек. В составе 6-й армии находилось около 52 000 «хиви», для которых штаб этой армии разработал основные направления обучения «добровольных помощников», в которых последние рассматривались как «надежные соратники в борьбе с большевизмом». Среди этих «добровольных помощников» находились русский вспомогательный персонал и зенитно-артиллерийский дивизион, укомплектованный украинцами.

Помимо этого в 6-й армии... действовали примерно около 1000 человек организации Тодта, состоящей преимущественно из западноевропейских рабочих, хорватские и румынские объединения, численностью от 1000 до 5000 солдат, а также несколько итальянцев.

Если сопоставить германские и российские данные о численности солдат и офицеров, попавших в плен в районе Сталинграда, то представляется следующая картина. В российских источниках из числа военнопленных исключены все так называемые «добровольные помощники» Вермахта (более 50 000 человек), которых советские компетентные органы никогда не относили к категории «военнопленные», а рассматривали их как изменников Родины, подлежащих суду по законам военного времени. Что касается массовой гибели военнопленных из «сталинградского котла», то большинство из них погибли в течение первого года пребывания в плену вследствие истощения, последствий холода и многочисленных заболеваний, полученных в период нахождения в окружении. Можно привести на этот счет некоторые данные: только в период с 3 февраля по 10 июня 1943 года в лагере немецких военнопленных в Бекетовке (район Сталинграда) последствия «сталинградского котла» стоили жизни более чем 27 000 человек; а из 1800 пленных офицеров, размещенных в помещении бывшего монастыря в Елабуге, к апрелю 1943 года осталась в живых только четвертая часть контингента.

Положение военнопленных в Сталинграде, как и на территории всей страны, определялось нормами соответствующих международно-правовых актов. Отношения между военнопленными строились в соответствии с требованиями армейских уставов. Офицеры направлялись в отдельные лагеря, причем для высшего командного состава были определены социальные поселения. Но фельдмаршал Паулюс иногда мог жить на даче в Томилино под Москвой и посещать один из курортов в Крыму. Морально-политическая атмосфера в лагерях была такова, чтобы военнопленные могли спокойно, без оказания давления в процессе разъяснительной работы разобраться в непростых вопросах международной и военной политики, осознать всю пагубность и бесперспективность нацистской идеологии и политики для немецкого народа и прийти к пониманию основных ценностей свободы, демократии и социального прогресса. Отношение местного населения к военнопленным, как правило, повсеместно носило гуманный и дружелюбный характер.

Для понимания особенностей эволюции политического сознания кадрового офицера, находившегося в советском плену, несомненный интерес представляет знакомство с дневником фельдмаршала Паулюса, который он вел в течение 1943 – 1949 ггода Большую роль в этом процессе уяснения новых ценностей сыграли органы НКВД, в частности его разведка. Именно с её помощью пленный фельдмаршал смог получать письма от своей жены из воюющей Германии в 1944 году. Прочитав их, Паулюс без колебаний встал на сторону своего вчерашнего противника и пошел на сотрудничество с Советским Союзом, никогда не сожалея об этом.

Карьера Паулюса была неразрывно связана с восхождением национал-социалистического режима в Германии. Вот почему отнюдь не риторически звучит вопрос: с какой целью правящая нацистская верхушка в феврале 1943 года объявила траур по всей разгромленной 6-й армии во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом? Ответ на этот вопрос ни всегда может быть однозначным. Но в обстановке начавшегося необратимого кризиса нацистского режима, вступившего в полосу своего заката, этому режиму нужны были павшие герои (к числу их с небывалым трагическим пафосом отнесли и Паулюса), миф о героических подвигах которых должен был поднять авторитет национал-социализма.

Автору этих строк в свое время удалось услышать одну из любопытнейших версий о судьбе Паулюса. Ее высказал один из видных советских историков-германистов Д.С. Давидович (в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века он работал в Коминтерне личным переводчиком Эрнста Тельмана). Согласно ей, ранней весной 1943 года советское руководство через посредничество сотрудников Международного Красного Креста зондировало почву у влиятельных лиц рейхсканцелярии фюрера о возможности обмена Паулюса на Председателя ЦК Коммунистической партии Германии Эрнста Тельмана, томившегося в гестаповских застенках. Однако Гитлер отверг такую возможность: ведь Паулюс был уже «посмертно» возведен нацистской пропагандой на высокий пьедестал «национального героя». Живой Паулюс нацизму был не нужен. В основе этой версии Д.С. Давидовича лежал рассказ жены Э. Тельмана – Розы Тельман, с которой советский историк был связан многолетними узами дружбы.

Что же касается численности солдат и офицеров, плененных в Сталинграде, то она нуждается в фундаментальной проверке. Важной вехой в изучении судьбы военнопленных в Сталинграде могут стать фундаментальные сборники документов и материалов, опубликованные в 2000-2003 годах в Волгограде под редакцией профессора М.М. Загорулько. К сожалению, и эти публикации обходят вопрос о точном количестве солдат и офицеров, взятых в плен под Сталинградом, включая представителей различных национальностей, входящих в состав формирований «добровольных помощников» Вермахта.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

3 февраля 1943 года А.С. Чуянов сделал в своем дневнике следующую запись: «...на второй день наступившей здесь оглушительной тишины, преодолевая буераки и овраги, я объехал весь город. Путь от Бекетовки до Тракторного и обратно занял более десяти часов. Передо мной предстала картина гигантских разрушений. Город лежал в развалинах, догорали руины рабочих поселков. Из подвалов несло едким дымом и смрадом разлагающихся трупов. Не сохранилось ни одного из 126 предприятий, при этом 48 заводов полностью стерты с лица земли. Мертвыми гигантами замерли «Красный Октябрь», «Баррикады», СТЗ. Оккупанты уничтожили свыше 41 000 домов, или более 90% городского жилого фонда. Выведены из строя железнодорожный узел, речной порт, средства связи, водопровод, радиосеть. Трамвайные и шоссейные мосты взорваны... В феврале городской Совет депутатов трудящихся провел учет населения. В Ерманском районе зарегистрировано лишь 33 жителя: 20 взрослых и 13 детей. Во всей центральной части Сталинграда зарегистрирован 751 житель...». Согласно первой переписи населения, проведенной в Сталинграде вскоре после битвы, в городе насчитывалось 10 000 жителей, в том числе 994 ребенка, 9 из которых смогли найти своих родителей.

Победа под Сталинградом была оплачена очень дорогой ценой – жизнью защитников социалистической Родины. По официальным данным общая численность потери боевого состава советских войск в Сталинградской битве составили 1 129 619 человек, в том числе безвозмездные потери – 478 741 человек. В последние годы предпринимаются попытки уточнить потери Красной Армии в Сталинградской битве. Они дают следующие данные. Советские потери фронтов Сталинградского направления составили 1 347 214 человека, из них 674 990 – безвозвратные потери. Это без учета войск НКВД и народного ополчения. С 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года потери в технике по фронтам Юго-Западного и Сталинградского направлений составили 524 800 единиц стрелкового оружия, 15 052 орудий и минометов, 4341 танк и 5654 – боевых самолета.

Разумеется, уточнение статистических данных минувшего сражения заслуживает всяческого поощрения, высокой положительной оценки. Но дело приобретает совершенно иной оборот, когда под видом поисков «исторической правды» искусственно и преднамеренно завышаются наши потери. Это делается с неблаговидной целью доказать, что наша победа под Сталинградом, как и вся Победа в целом, была оплачена потоками людской крови из-за неумелого военного руководства и вопреки существующему социалистическому строю и его военно-политических руководителей. Особенно усердствует в этом отношении некий исследователь В.В. Павлов, который в своей книге «Сталинград: мифы и реальность. Новый взгляд» приходит к политизированным выводам о том, что необходимо еще раз осудить советскую власть за ее преступления перед своим народом и потребовать покаяния от нынешних коммунистов России.

Очевидно, что подобные исследования не имеют ничего общего с поисками исторической правды. И уже достойны сожаления откровения лиц, имеющих доступ к историческим документам (как, например, директор музея-панорамы «Сталинградская битва» Б.Г. Усик, считающий себя «военным историком»), когда они совершают неожиданные открытия. В дни празднования 60-летия Сталинградской битвы Б.Г. Усик в своих многочисленных интервью обратил внимание слушателей на то, что по уточненным данным в Сталинградской битве погибло более 2,5 млн. солдат и гражданских лиц. Такое количество потерь включает в себя практически всю численность довоенного населения Сталинграда. Приведенные цифры были бы очень весомыми, если бы этот руководитель музея подкрепил их соответствующими документами. Эти высказывания Б.Г. Усика широко освещались в зарубежной, в частности, немецкой печати. Ясно, что подобные откровения только осложняют освещение такого актуального и животрепещущего вопроса, каким является вопрос о цене нашей победы под Сталинградом.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

Победный исход Сталинградской битвы в решающей степени определил исход Второй мировой войны. Битвы под Москвой, Сталинградом и Курском явились звеньями того коренного перелома хода Великой Отечественной и Второй мировой войны, который завершился разгромом гитлеровской Германии и её союзников. Именно здесь, в ходе и победоносном исходе Сталинградской битве, исключительно ярко проявились выдающиеся качества А. М. Василевского как полководца, отличающегося крупномасштабностью и оригинальностью стратегического мышления. Это нашло свое воплощение в стратегических замыслах, выделяющихся высшей степенью совершенства и нестандартным подходом к выбору сил и средств для их выполнения: умелое определение направлений, выводивших ударные группировки кратчайшими путями в тыл врага и отрезавших его от баз снабжения; смелое сосредоточение массированных сил и средств на этих направлениях за счет предельного ослабления второстепенных участков; точное определение момента перехода в контрнаступление, когда остановленный враг еще не перешел к обороне и не накопил резервов для отражения наших ударов; быстрое создание внутреннего и внешнего окружения; надежная блокада окруженных с воздуха; организация четкого и всеохватывающего взаимодействия всех родов войск для достижения поставленных целей. «У меня не было никакого опыта, – говорил о себе А. М. Василевский. Мне дала его сама жизнь. Мировая война. Великий октябрь. Гражданская война и служба в Советских Вооруженных силах – вот мои университеты».

Историческое величие Сталинградской победы приобретает тем более важное значение, когда сегодня мы узнаем о месте Сталинграда в планируемых, но, к сожалению, нереализованных стратегических операциях Красной Армии – «Марс», «Юпитер» и «Сатурн». «На рубеже века Сталинград был признан решающей битвой не только Второй мировой войны, но и эпохи в целом», – приходит к такому выводу известный британский историк Джеффри Робертс. Изучение вновь открываемых документов позволяет еще глубже осознать, какой дорогой ценой была оплачена советским народом победа над еще ранее невиданным по могуществу и коварству врагом. Победа на полях сражений Великой Отечественной войны, бесспорно, давалась неимоверно тяжелым трудом, стойкостью и самоотверженностью советского народа, миллионы представителей которого не щадили своей жизни для достижения конечной цели – победы над фашистскими захватчиками. Но эта победа была невозможной без компетентного и высоко профессионального руководства командного состава Красной Армии, Ставки ВГК во главе с Верховным главнокомандующим И.В. Сталиным. Да, в ходе войны были ошибки, упущения, подчас тяжелейшие просчеты, но они настойчиво и неуклонно преодолевались на путях совершенствования военно-политического руководства. Выдающийся лидер международной и германской социал-демократии Вилли Брандт высказал глубоко пророческую мысль: «Политические деятели, преклоняющиеся перед догмами или претендующие на место на пьедестале государственной непогрешимости, не заслуживают доверия». Перефразируя это высказывание, можно сказать: «Военачальники, преклоняющиеся перед догмами и претендующие на место на пьедестале военной непогрешимости, не заслуживают доверия и уважения потомков». Народ, который предает забвению свою историю и игнорирует её уроки, неизбежно переживет их снова сам.

Для немцев и Германии Сталинград явился необратимым поворотным пунктом, положившим начало крушению Третьего рейха и прозрению его подданных. Он способствовал, прежде всего, кристаллизации антинацистских сил в стране. Конец кровавой нацистской диктатуры немецкие антифашисты связывали с началом возрождения новой, антифашистской и демократической Германии. Путь к этой цели лежал через осознание меры ответственности немцев за преступные деяния Третьего рейха. Немцы должны нести ответственность, но ответственность и вина – не одно и то же. В военных преступлениях нацизма виновны не только руководители нацистской партии и гестаповские террористы, но и крупные финансово-промышленные магнаты, юнкеры, генералы, чиновничество и представители интеллигенции, которые способствовали развязыванию войны и террору. Действительные противники нацизма не могут быть виновными в проведении преступной политики гитлеровской клики. Однако между нацистами и их противниками в Германии находилась большая масса более или менее безразличных людей. На их плечи нельзя полностью перекладывать вину. Но они должны почувствовать свою долю ответственности за безразличие и покорность, которые способствовали преступлениям нацизма. «Немцы, – считал Вилли Брандт, – не должны забывать свою историю, но они не могут все время жить с сознанием своей виновности за прошлое, тем более что с ней меньше всего связано молодое поколение».

В преддверии 60-летия окончания Второй мировой войны Гвидо Кнопп, известный немецкий историк и руководитель отдела современной истории одного из ведущих телеканалов Германии ЦДП (ZDP), назвал драму под Сталинградом «одним из ужаснейших событий минувшей войны». «Мы, немцы, родившиеся после войны, – отмечает Г. Кнопп, – не можем нести ответственность за Гитлера и последствия его политики. Но мы испытываем все большую ответственность за память, за недопустимость забвения прошлого. Однако без познания этого прошлого не могут существовать воспоминания. Поэтому кто хочет много знать, тот должен глубже изучать прошлое».

Битва под Сталинградом имела непреходящее международное значение. Сталинградская победа изменила всю военно-политическую обстановку в мире и послужила началом коренного перелома во Второй мировой войне. Рухнули надежды нацистских авантюристов на завоевание мирового господства. Победа под Сталинградом укрепила решимость народа Европы в борьбе против фашизма, активизировала действия сил антифашистского Сопротивления. В честь этой победы во многих странах Европы названы улицы и площади – память европейских народов и сейчас хранит это событие как часть своей истории.

Победа под Сталинградом способствовала укреплению союзнических отношений стран антигитлеровской коалиции, их решимости довести до победного конца кровопролитную войну против фашизма и обеспечить устойчивый характер послевоенного устройства мира.

В историческом плане подобно тому, как битва под Полтавой (1709 г.) обеспечила России право называться великой европейской державой, то Сталинград послужил началом превращения Советского Союза в одну из двух величайших мировых держав. Битва под Сталинградом вошла в отечественную историю как свидетельство величайшего мужества советского народа, его Вооруженных Сил и высоко мастерства советских полководцев в борьбе за честь, свободу и независимость нашей страны.

«Вторая мировая война, итоги которой в столь многом определил Сталинград, завершилась атомными бомбардировками городов Хиросимы и Нагасаки в 1945 году. Наступление ядерной эры означало, что таких битв, как Сталинградская, никогда не будет. Величайшая битва последней великой войны доатомных времен была эпическим противоборством, которое не будет превзойдено никогда» – (Робертс Джеффри).

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

Вопросы, затронутые в настоящей публикации, далеко не исчерпывают все еще существующих «белых пятен», недомолвок и умолчаний, которыми изобилуют имеющиеся исследования по истории Сталинградской битвы. Их наличие во многом объясняется не только отсутствием еще нераскрытых документов, но и теми стереотипами и клише, которые сложились под влиянием политических установок различных правящих партийно-государственных группировок, в разное время стоявших у власти в нашей стране. Это создавало благоприятные условия для мифологизации и гиперболизации отдельных событий и личностей, связанных со Сталинградской битвой.

В центре внимания по-прежнему находятся вопросы, связанные с развитием соотношения сил противоборствующих сторон, с анализом действия советского командования не только на уровне действовавших фронтов, но и отдельных армейских соединений в ходе Сталинградской битвы. Нуждается в более взвешенном освещении роль различных военачальников Красной Армии на разных этапах Сталинградского сражения. При этом следует, наконец, освободиться от сложившихся мифов и ореолов непогрешимости ведущего командного состава советских Вооруженных сил, а также партийно-советских руководителей как в центре, так и на местах.

Далеко не исчерпаны исследования вопросов, связанных как с освещением боевых действий германских Вооруженных сил, так и с раскрытием основных направлений политики военных властей противника на временно оккупированной территории, где разворачивалось Сталинградское сражение. Существует еще много неясностей в освещении положения и судеб немецких военнопленных, находившихся в 1943-55 ягодах на территории Сталинграда и области. Мало что известно и о деятельности коллаборационистов в период Сталинградской битвы. Заслуживает более глубокого рассмотрения положение мирного населения Сталинграда и области в дни сражений на берегах Волги, а также деятельность местных партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных органов в военное время.

При этом очень хотелось бы, чтобы каждый из исследователей Сталинградской битвы соблюдал принцип историзма при освещении оборонительных и наступательных действий Красной Армии. Здесь очень важно не предавать забвению и тем более сознательному отказу от того положения, что это была армия социалистического Отечества, где сложилась определенная социально-политическая система. Именно эта система определяла все действия советского народа, поднявшегося на защиту своей социалистической Родины в суровые годы Великой Отечественной войны. Путь, которым шли советские люди к её победоносному завершению, был неразрывно связан с деятельностью Коммунистической партии (вне зависимости от того, нравится ли эта объективная реальность кому-либо из исторических исследователей или нет!).

Вне сложившихся структур и системы руководства страной и ее Вооруженными силами невозможно исторически обоснованно раскрыть роль командования Красной Армии в достижении победоносного исхода Сталинградской битвы, как и всей Великой Отечественной войны. Только опираясь на небывалый патриотический подъем народов многонационального советского государства, его военно-политическое руководство сумело преодолеть ошибки и трудности в противоборстве с небывало сильным и опытным военным противником, добиться его тотального поражения и вывести страну, достигшую невиданного ранее военно-политического могущества, на ведущие позиции в послевоенном мире. Сегодня эти достижения невозможно представить без Сталинградской победы, изменившей мир к середине XX столетия

СЕНАТОР — МРШАЛЫ ПОБЕДЫ
 

 


 

© Региональный общественный Фонд «Маршалы Победы».
® Свидетельство Минюста РФ по г. Москве.
Основан гражданами России в 2009 г.


117997, г. Москва, Нахимовский проспект, дом 32.
Телефоны: 8(916) 477 22-40; 8(499) 124 01-17
E-mail: marshal_pobeda@senat.org