ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ: материал международной конференции «МАРШАЛ ВАСИЛЕВСКИЙ И ЕГО ВКЛАД В ПОБЕДУ» – посвящен 65-летию Сталинградской битвы
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ТАЙНЫ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

(материал представлен в рамках Международной заочной Конференции «Маршал Василевский и его вклад в Победу»
и посвящен 65-летнему юбилею Сталинградской битвы)

 

Виктор ПОПОВ
профессор, кандидат исторических наук

Виктор ПОПОВ - Victor POPOV

«Идет бесконечная борьба от полудня до глубокой ночи. От этажа к этажу, лица черные и в поту, мы бомбардируем друг друга гранатами среди взрывов, облаков пыли и дыма, груд минометов, потока крови, фрагментов мебели и человеческих существ. Спроси любого солдата, что означают полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представь Сталинград: восемьдесят дней и ночей рукопашных боев. Улицу больше не измеряют метрами, измеряют трупами. Сталинград больше не город. Днем – это огромное горящее облако, слепящий дым; это огромная печь, освещенная бликами огня. А когда приходит ночь, одна из этих кровавых ночей, собаки бросаются в Волгу и отчаянно пытаются достичь противоположного берега. Животные бегут из ада; самые твердые камни не могут вынести этого долго; держатся только люди».

 

Сталинградская битва перешагнула шестидесятилетний рубеж своей истории. Бег времени неумолим. Все реже становятся ряды непосредственных участников сражения под Сталинградом и тем больший интерес представляют их воспоминания и свидетельства, заново раскрытые материалы, относящиеся к Сталинградской битве. Однако недоступность некоторых документов, долгое время существовавшая строгая засекреченность ряда источников, субъективные и тенденциозно политизированные оценки некоторых событий Сталинградского сражения вкупе с замалчиванием и предвзятым освещением отдельных сторон грандиозной битвы на Волге способствовали возникновению и тиражированию мифов и стереотипов, которые прочно застряли в историческом сознании и до сих пор не позволяют осветить в полном объеме весь реальный исторический ход этой битвы. Несмотря на великое множество изданий исторической, документальной, мемуарной и художественной литературы, посвященной этому грандиозному сражению XX века, приходится с сожалением констатировать, что вплоть до настоящего времени отсутствует полное изложение событий хода Сталинградского сражения, а сопоставление различных изданий показывает, что многие исторические события этого периода либо искажены, либо вообще опущены.

С годами интерес к истории Сталинградской битвы не только не ослабевает, но и все более обостряется. В последние годы в России и за рубежом появилось много новых, ранее неизвестных документов, публикаций и исследований о сражении на берегах Волги. Эти источники вновь с неопровержимой силой подтверждают всю бессмысленность кровопролитной бойни, развязанной главарями нацистской Германии. Новые материалы убедительно подчеркивают небывалый героизм, самоотверженность и самопожертвование защитников нашего Отечества, всю исполинскую силу которых показал великий перелом на Волге, где зарвавшиеся захватчики встретили несокрушимый отпор советских людей, нанесших им невосполнимый урон и повернувших вспять каток войны на Запад. Публикация новых документов и источников позволяет по-новому взглянуть на уже известные события, дополнить их вновь раскрытыми историческими фактами и свидетельствами, обогатить, уточнить и углубить устоявшиеся оценки событий и участников Сталинградского сражения. Обращение к новым материалам позволяет более полно и всесторонне представить тот исторический перелом в самой жестокой войне XX столетия, который произошел в результате сокрушительного разгрома отборных сил Вермахта и его союзников у стен Сталинграда.

 

НАПРАВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО УДАРА

Потерпев сокрушительное поражение в Московской битве, поставившей крест на авантюристическом плане «молниеносной войны» против СССР, нацистское военно-политическое руководство было вынуждено болезненно склоняться к признанию перспективы затяжной войны, требующей колоссальных средств, материальных и людских ресурсов. Но именно к такой войне не были подготовлены ни Вооруженные силы, ни экономика страны. Верховное командование Вермахта всеми силами стремилось удержать стратегическую инициативу на Восточном фронте в своих руках. Поиски путей достижения этой цели привели к серьезным разногласиям внутри правящей верхушки Третьего рейха при разработке и осуществлении плана военной кампании 1942 года на Восточном фронте. Так знаменитый летчик Эрнст Идер, отвечавший наряду с другими лицами за обеспечение технического развития военно-воздушных сил, в ноябре 1941 года покончил жизнь самоубийством. Примерно в это же время главнокомандующий резервными войсками генерал Фриц Фромм и рейхсминистр вооружений и военной техники Фриц Тодт настоятельно просили Гитлера заключить мир. В марте 1942 года шеф Абвера, германской военной разведки, адмирал Канарис пришел к выводу, что нынешняя война не может быть выиграна.

Вместе с тем внутри нацистской правящей элиты имелись достаточно весомые силы, выступавшие за всемерное развитие наступательных действий на Востоке. Как отмечал заместитель начальника Генерального штаба Верховного командования Вермахта генерал Вальтер Блюментрит, промышленно-экономические круги оказывали сильное давление на военных, требуя продолжения наступательных операций на Восточном фронте, поскольку «они не смогут продолжать войну без кавказской нефти и украинской пшеницы». Подобные взгляды отвечали собственным устремлениям Гитлера и его ближайшего окружения, которые шли напролом к своей заветной цели – завоеванию мирового господства и созданию «тысячелетнего рейха». С января 1942 года по распоряжению Гитлера началась перестройка германской промышленности на военные нужды. В интересах осуществления своих авантюристических планов Гитлер произвел крупные перестановки в высших кругах командования Вермахта. Являясь фюрером и Верховным главнокомандующим Вермахта, Гитлер уволил в запас генерал-фельдмаршала Вальтера фон Браухича с поста главнокомандующего сухопутными силами Вермахта, взяв на себя полностью командование ими. Был снят со своего поста командующий 3-й танковой армией генерал-полковник Эрих Хепнер, успешно проявивший себя ранее на Восточном фронте. В сентябре 1942 года был отстранен от своей должности начальника Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер. Вместо них и других неугодных ему военачальников Гитлер назначил людей, полностью и безусловно разделявших его концепции дальнейшего ведения военных действий. Их целью было по-прежнему уничтожение Советского Союза и наращивание продвижения на Востоке.

3 января 1942 года Гитлер в беседе с японским послом заявил: «Цель в том, чтобы возобновить наступление на Кавказ, как только позволят погодные условия. Это самое важное направление наступления: мы должны дойти до нефтяных промыслов там, а также в Иране и Ираке. Как только мы туда доберемся, мы надеемся, что сможем помочь началу освободительного движения в арабском мире. Естественно, мы сделаем также все, что в наших силах, чтобы стереть с лица земли Москву и Ленинград».

Несколько позднее, в середине марта 1942 года, выдавая желаемое за действительное, Гитлер четко обозначил свою цель: «Этим летом Советы будут полностью уничтожены. У них нет больше спасения. Так что лето будет решающим этапом войны. Мы отбросим большевиков так далеко, что они никогда уже не соприкоснутся с возделанными землями Европы». Весной того же года Гитлер заявил, что если он не получит нефть Майкопа и Грозного, то вынужден будет закончить эту войну. «Мне нужна нефть Кавказа и Волга, – откровенно нервничал фюрер, – иначе я могу списывать войну как проигранную».

С захватом Кавказа нацистское руководство Германии связывало осуществление своих далеко идущих амбициозных планов. Овладение кавказскими нефтяными промыслами позволяло Германии покрыть обнаружившийся дефицит в нефтепродуктах. Захват Кавказа и последующее перекрытие Волжской транспортной магистрали могли привести к значительному подрыву оборонного потенциала СССР. После покорения Кавказа германское руководство намеревалось в следующем году подвинуть части Вермахта на Средний и Ближний Восток, в северный Иран и Ирак. С этим Берлин связывал реализацию своих усилий по подталкиванию Турции к активным действиям на стороне Германии. В случае дальнейшего благоприятного развития наступательных операций предполагалось соединение с японскими частями для совместных боевых действий на Индостанском полуострове.

28 марта 1942 года в Верховной Ставке состоялось сверхсекретное совещание, на котором был окончательно принят план летней кампании на Восточном фронте. Присутствовавший на этом совещании генерал-майор Вальтер Варлимонт вспоминал впоследствии: «...Гитлер, не напуганный недавними провалами, вернулся к своей базовой концепции декабря 1940-го и лета 1941-го: он вновь предложил в качестве главных наиболее удаленные от центра участки флангов на широко растянутой линии фронта. Было лишь одно отличие: он ухватился за тот факт, что сухопутные войска теперь не в полном составе и их потери невозможно восполнить, поэтому придется достигать обе цели последовательно, а не одновременно, начав на юге с Кавказа. На этот раз... Москва в качестве цели вообще не фигурировала».

Таким образом, не располагая возможностью для ведения боевых действий одновременно в нескольких направлениях, командование Вермахта решило нанести главный удар летом 1942 года на южном фланге Восточного фронта. 5 апреля 1942 года была подписана директива фюрера №41 о летнем наступлении 1942 года – операция «Блау» («синяя») четырьмя этапами. Согласно этому плану сталинградское направление рассматривалось как вспомогательное и по своему назначению должно было обеспечить успешное продвижение войск Вермахта на Кавказ.

Для реализации планов летней наступательной кампании 1942 года германское командование предприняло решительные шаги по наращиванию боеспособности всех соединений на Восточном фронте. Нацистское руководство Германии «нажало» на своих союзников с целью подкрепить войска Вермахта на Востоке. Для подкрепления 171 неполной немецкой дивизии на Восточный фронт были направлены 27 румынских, 9 итальянских, 13 венгерских, 17 финских, 1 испанская и 2 словацкие дивизии. Всего – 63 дивизии.

Для предстоящего летнего наступления германское Верховное командование решило усилить южное крыло фронта 65 дивизиями. Основной ударной силой по-прежнему были бронетанковые войска, артиллерия и авиация. Соотношение сил на Восточном фронте накануне летних событий 1942 года было не в пользу Красной Армии. «Если накануне летней кампании германской армии 1941 года – накануне «Барбароссы» – соотношение танковых сил СССР и Германии было 5:1 в пользу советской стороны, то к лету 1942 года на участке грядущего германского наступления оно стало 1:10 в пользу немцев. На всем огромном советском юге накануне решающей кампании, должной определить судьбу страны, было всего двести наших танков. Можно сказать, что дорога к Волге если и не открылась, то оказалась неприкрытой. В нее и ринулся обретший прежнюю самоуверенность противник».

Наступал пик германских военных усилий во Второй мировой войне. Этим пиком и был «синий» план – операция «Блау».

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

Ход и дальнейшее развитие событий на советско-германском фронте в немалой степени зависели от действий советского Верховного главнокомандования. После острой дискуссии, развернувшейся внутри советского военного руководства, возобладала точка зрения, согласно которой было решено нанести по германским силам ряд упреждающих ударов. «Вероятно, действительный замысел Ставки на весенне-летнюю кампанию 1942 года состоял в том, чтобы последовательно осуществить ряд стратегических операций на разных направлениях, чтобы заставить противника распылить резервы, не дать ему создать сильную группировку для отражения наступления ни в одном из пунктов». На практике это привело к подготовке и проведению наступательных операций фактически на всех советских фронтах, кроме Карельского фронта. Это повлекло за собой распыление сил Красной Армии, а осуществление этих операций не изменило сложившуюся обстановку на фронтах в пользу Красной Армии. Советское военное руководство исходило из того, что в результате боевых действий на советско-германском фронте военно-экономическая мощь Германии и её армии серьезно ослабли, германский кадровый офицерский корпус частью истреблен войсками Красной Армии, частью разложился. Советские военные руководители приходили к выводу, что Красная Армия теперь достаточно сильна, чтобы разгромить немцев, которые считались уже не способными к проведению крупных операций. В приказе Народного комиссара обороны И.В. Сталина 1 мая 1942 года №130 прямо говорилось: «Всей Красной Армии – добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев!». Отечественные военные историки Е. Кульков, М. Мягков и О. Ржешевский резюмируют: «Конечной целью к концу 1942 года был выход на границу СССР. Уязвимы оказались сама постановка задач – и обороняться и наступать, – переоценка своих сил и недооценка противника».

Перед лицом надвигавшейся грозы на юге европейской части нашей страны возникает закономерный вопрос: знали ли Ставка и советское Верховное главнокомандование о германских планах на лето 1942 года? Как свидетельствуют имеющиеся в распоряжении исследователей документы, в сложившейся военно-политической обстановке того периода однозначного ответа на этот вопрос не могло быть. Касаясь раскрытия планов командования Вермахта на лето 1942 года, необходимо отметить, что советская военная разведка еще весной 1942 года неоднократно информировала Государственный Комитет Обороны об обширных планах германского командования на южном направлении советско-германского фронта. Так, незадолго до начала весеннего наступления немцев органы госбезопасности сообщили в ГКО: «Главный удар будет нанесен на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда – по направлению к Каспийскому морю. Этим немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти. В случае удачи операции с выходом на Волгу у Сталинграда немцы наметили повести наступление на север вдоль Волги. Немцы этим летом будут стремиться не только выйти к Волге и Каспийскому морю, но и предпримут основные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования делом престижа».

О планах немцев на лето 1942 года предельно точно сообщали советскому руководству наши разведчики, объединенные в разведывательную сеть «Красная Капелла». Сообщения о немецких планах на южном фланге Восточного фронта поступили в Москву и из Лондона, где англичанам удавалось расшифровать код германской сети информации «Энигма».

Однако, проанализировав обстановку, сложившуюся на фронтах к весне 1942 года, Генштаб Красной Армии пришел к выводу о том, что наибольшую угрозу представляет германское наступление на участке Брянск-Курск. В случае его успеха немцы могли повернуть как на юг, так и на север – на Москву. Поэтому главные советские силы были сосредоточены на центральном участке советско-германского фронта – для защиты Москвы. И.В. Сталин и советские военачальники никак не хотели представить себе операции Вермахта, разворачивающейся на юге. «Сталин не исключал, – свидетельствуют отечественные военные историки, – что Гитлер предпримет летом новое наступление на столицу. Определенную роль в его опасениях на этот счет сыграла и подброшенная немцами дезинформация – так называемый «план Кремль». Согласно этому плану, в июне группа армий «Центр» должна была возобновить мощное наступление на Москву, окружить ее плотным кольцом и заставить капитулировать». По германским данным начало операций «Блау» и «Кремль» совпадало по времени. Германская сторона сделала все, чтобы план операции «Кремль» стал известен командованию Красной Армии. Следует отметить, что немцам удалось этого добиться.

19 июня 1942 года на Юго-Западном фронте произошло событие, которое могло повлиять на корректировку позиций советского военного руководства в сторону более реалистической оценки положения на юге советско-германского фронта. В этот день на одном из участков фронта нашим войскам удалось сбить немецкий самолет «Шторх», на котором летел начальник оперативного отдела штаба 23-й танковой дивизии Вермахта майор Райхель, в планшете которого находились документы, связанные с описанием первой фазы операции «Блау». Ознакомившись с содержанием трофейных документов, командующий Юго-Западным фронтом маршал С.К. Тимошенко понял, какой поистине бесценный дар попал в руки советского командования и распорядился немедленно отправить его в Москву, лично И.В. Сталину. Еще до наступления ночи документы, которые вез в своем портфеле майор Райхель, легли на стол Верховного Главнокомандующего.

И.В. Сталин скептически отнесся к перехваченным у немцев документам германского генерального штаба, но посчитал нужным вынести обсуждение сложившейся ситуации на заседании членов Ставки. В ходе обмена мнениями ни командующий Юго-Западным фронтом маршал С.К. Тимошенко, ни член Военного совета фронта Н.С. Хрущев, ни генерал армии Г.К Жуков не решились по разным причинам противоречить взглядам Верховного и даже не попытались его хоть как-то переубедить. 20 июня 1942 года в ходе переговоров И.В. Сталина, A.M. Василевского и С.К. Тимошенко Верховным главнокомандующим было сказано следующее: «Возможно, перехваченный приказ вскрывает лишь один уголок оперативного плана противника. Можно полагать, что аналогичные планы имеются и по другим фронтам. Мы думаем, что немцы постараются что-нибудь выкинуть в день годовщины войны и к этой дате приурочивают свои операции».

В итоге Ставка и командующие фронтами, полагая, что наступления подготовлены и на других участках фронта (направление главного удара еще не определилось), не сочли возможным произвести крупные перегруппировки сил и средств по итогам анализа информации, содержавшейся в захваченных документах.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА  

Проведя ряд последовательных операций в Крыму и южнее Харькова, германское командование приступило к осуществлению операции «Блау» на Воронежском, Кавказском и Сталинградском направлениях. Важную роль в его реализации призваны были сыграть операции «Фридрих», «Вильгельм» и «Фридрих II». В их разработке и осуществлении ведущую роль сыграли командование и войска 6-й германской армии. К сожалению, в отечественной военно-исторической литературе вплоть до настоящего времени существует определенная недооценка этих операций для успешного продвижения частей Вермахта на юг и юго-восток. Между тем, в целом все эти операции, включая «Блау», ставили своей целью уничтожение войск Красной Армии на южном, юго-западном и юго-восточном направлениях.

Располагая военно-техническим преимуществом и численным превосходством и используя просчеты советского военного командования, Вермахт к середине лета 1942 года смог нанести войскам Красной Армии ощутимый урон. Советский Юго-Западный фронт практически прекратил свое существование. Под натиском Вермахта советские войска отступали на юг и юго-восток. Германское командование посчитало, что на этот раз Красная Армия понесла невосполнимые потери, и Вермахт вышел на оперативный простор для беспрепятственного продвижения на Кавказ и Сталинград.

28 июня 1942 года наступлением немецких войск на южном крыле советско-германского фронта началось осуществление операции «Блау», которая после «дела майора Райхеля» с 30 июня 1942 года стала проводиться под кодовым наименованием «Брауншвейг». Воспользовавшись тем обстоятельством, что советское военное руководство во главе с И.В. Сталиным вплоть до середины июля 1942 года продолжало считать, что свой главный удар немцы нанесут в направлении Москвы, германское командование развернуло главное наступление на южном крыле фронта. Под натиском превосходящих сил противника советские войска, еще не оправившись от ощутимых потерь в майско-июньских сражениях, вынуждены были перейти к полномасштабному отступлению. Под мощным давлением германской военной машины советское командование в срочном порядке принимало необходимые меры для укрепления положения на южном и юго-восточном направлениях советско-германского фронта. Остатки соединений и частей, выведенные из-под удара противника, спешно восстанавливались, получали маршевое пополнение и технику, стягивались резервные армии.

В эти критические для советской стороны дни Гитлер 13 июля 1942 года перебрасывает 4-ю танковую армию Гота, нацеленную вместе с 6-й армией Паулюса на сталинградское направление, на Северный Кавказ. Это был один из роковых просчетов Гитлера, «хотя в этот момент 4-я танковая армия, вероятно, могла почти беспрепятственно продвигаться к Сталинграду, который почти некому было оборонять, и быстро захватить его. К тому времени, когда Гитлер осознал свою ошибку, было уже поздно, и тогда он еще больше усугубил ее. Когда 4-я танковая армия через пару недель была снова переброшена на сталинградское направление, русские пришли в себя настолько, что уже были в состоянии остановить ее. Снятие же 4-й танковой армии с кавказского направления слишком ослабило Клейста, чтобы успешно завершить наступление на нефтеносные районы Грозного». Генерал-фельдмаршал Клейст, командовавший летом 1942 года группой армий «А», действовавшей на Северном Кавказе, вспоминал впоследствии: «4-я танковая армия... могла захватить Сталинград без боя в конце июля...».

Касаясь этих событий, американский исследователь Хэнсон Болдуин отмечает: «В результате 6-я армия, которая в то время почти не встречала сопротивления, осталась без поддержки при наступлении на Сталинград; вскоре она увязла «в дикой схватке» западнее Дона... 6-я армия без отведенных от нее танков 4-й танковой армии увязла в ожесточенных боях под городом Калачом».

В обстановке неуклонно нарастающего наступательного натиска частей Вермахта, в условиях реорганизации старых и развертывания новых фронтов (Юго-Западный фронт прекратил свое существование, были развернуты Воронежский и Северо-Кавказский фронты), временного ослабления взаимодействия фронтов и частичной утраты управления войсками командование Красной Армии прилагало неимоверные усилия по восстановлению руководства боевыми действиями на южном фланге советско-германского фронта. 12 июля 1942 года по решению Ставки Верховного главнокомандования создается Сталинградский фронт, его командующим был назначен маршал С.К. Тимошенко, которого 23 июля 1942 года сменил генерал-лейтенант В.Н. Гордов. Анализируя сложившуюся обстановку на этом участке советско-германского фронта, видный отечественный военный историк А.И. Уткин приходит к выводу о том, что Сталинградский фронт был создан в большой, почти отчаянной спешке.

Следующая страница

СЕНАТОР — МРШАЛЫ ПОБЕДЫ
 

 


® Федеральный журнал «СЕНАТОР», свидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО «Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (г. Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: ScanWeb (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ – © 1996-2016.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой
форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на Федеральный журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА».
Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.