МОБИЛЬНАЯ СВЯЗЬ В ГОДЫ ВОЙНЫ | А как это было?..
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

МОБИЛЬНАЯ СВЯЗЬ В ГОДЫ ВОЙНЫ


 

 

ИОСИФ РАВИЧ

Имя Иосифа Соломоновича Равича, талантливого и требовательного к себе и другим организатора строительства кабельных магистралей и телефонных станций, радиорелейных линий, передающих телевизионных центров, знакомо нескольким поколениям связистов. Около 25 лет Иосиф Соломонович был заместителем министра связи СССР. В годы Великой Отечественной войны И.С. Равич был командиром 770-го отдельного батальона связи, приданного Наркомату связи СССР. Прошел путь от военного инженера 3-го ранга до инженер-полковника. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и другими многочисленными наградами.

В книге «Дело всей жизни», подаренной мне прославленным маршалом Александром Михайловичем Василевским в 1975 г., публикуются, в частности, его высказывания о задачах и роли связи в период Великой Отечественной войны.
Занимая в течение длительного времени должность начальника Генерального штаба Вооруженных сил, Александр Михайлович хорошо понимал и ценил работу связистов в деле управления войсками.
Ставка Верховного Главнокомандования установила порядок, при котором для обеспечения успешного проведения сложнейших операций, с целью детального изучения обстановки, на фронты направлялись представители Ставки, в том числе и начальник Генерального штаба. Такими представителями в разное время были К.Е. Ворошилов, С.М. Буденный. Был и А.М. Василевский. Что касается А.М. Василевского, то он, по данным некоторых офицеров — любителей исторической статистики, из 34 месяцев войны непосредственно в Генштабе работал лишь 12, все остальное время (т. е. 22 месяца!) выполнял задания Ставки непосредственно на фронтах. Каждый раз при этом организовывался командный пункт с мощным узлом связи, оборудованным новейшей по тем годам техникой. Узел связи обеспечивал постоянную устойчивую проводную и радиосвязь со Ставкой и Генштабом, Наркоматом обороны, Правительством, а через узел связи Генштаба — со всеми фронтами и армиями, а также со штабами военных округов. Такие мощные узлы связи действовали в периоды Сталинградской и Курской битв, сражений на Дону, при продвижении советских войск, освобождавших территории Украины, Крыма, Белоруссии, Прибалтики, во время других особо важных операций. Эти узлы, как правило, обслуживали хорошо подготовленные связисты.
Наряду со средствами проводной связи, узлы оборудовались аппаратурой радиосвязи, которой не пренебрегали в Генштабе и Ставке, хотя поначалу использование радиосвязи было ограниченным из-за возможности пеленгации и перехвата сообщений. Маршал Василевский пишет: «...и это было в тот период войны, когда Генштаб и Ставка вынуждены были вести борьбу с так называемой «радиоболезнью», которой страдало немало командиров войсковых частей, соединений и даже армий».
Приблизительно к этому периоду относится решение Ставки, обязывающее командиров корпусов и дивизий, командующих фронтов и армий иметь личные радиостанции. Согласно этому решению, независимо от местонахождения командира, его личная радиостанция должна была постоянно находиться при нем. Для обслуживания радиостанции назначались офицеры оперативного отдела и шифровальщики. Хотелось бы привести еще одну фразу из воспоминаний маршала: «Прочная техническая связь с Генштабом обеспечивала мне возможность неоднократно в сутки заслушивать доклады руководящих лиц о всех важнейших событиях, происходящих на фронтах, о постоянной деятельности Ставки, о важнейших просьбах, поступающих от фронтов, ...тут же давались все необходимые указания...». Так коротко, «по-военному», характеризует маршал роль связи в управлении войсками и организационную структуру, сложившуюся при выполнении многих операций, особенно наступательных.
A.M. Василевский отмечает далее, что «командующие войсками фронтов нуждались в советах, помощи и налаживании связи с Верховным Главнокомандованием», и эти задачи возлагались на посылаемых в войска представителей Наркомата обороны и Генерального штаба.
Осенью 1941 г. решением Ставки были расширены права и обязанности командующих родами войск и некоторых начальников Главных управлений Наркомата обороны, которые были возведены в ранг заместителей Наркома обороны. В соответствии с этим решением начальник Главного управления связи Красной армии (ГУСКА) Иван Терентьевич Пересыпкин был назначен заместителем Наркома обороны. Ему первому было присвоено звание маршала войск связи. Тогда же, осенью 1941 г., была учреждена должность начальника связи Генерального штаба. Им был назначен генерал-полковник Николай Демьянович Псурцев (позднее — министр связи СССР). Однако эта должность была вскоре упразднена, так как порождала параллелизм в руководстве войсками связи.
Система, при которой представители Ставки направлялись на фронт, действовала, как я уже сказал, при проведении всех важнейших операций. Особое значение придавалось работе средств связи во время Берлинской операции, ход которой Ставка рассматривала почти ежедневно. Маршал Василевский отмечает деловой стиль и оперативность работы Генерального штаба, опиравшегося на конкретный опыт в принятии тех или иных тактических планов, высокую требовательность в отношении их исполнения. При этом успех операций обеспечивался благодаря знанию конкретной обстановки в результате постоянной связи с войсками. Интересно замечание А.М. Василевского о том, что «...острой необходимости в выездах на фронт И.В. Сталина не было, так как у Верховного Главнокомандующего находились все нити телефонной и телеграфной связи» и, значит, он был хорошо информирован о состоянии дел на фронтах.
Высокие оценки были даны связистам за умелые действия в заключительной победоносной Берлинской операции. Бывший командующий войсками 1-го Украинского фронта маршал И.С. Конев в своей книге «Сорок пятый» писал: «Следует отдать должное генералу Булычеву — начальнику войск связи фронта, показавшему себя в этой операции с самой положительной стороны. Командармы и другие командиры Управления войсками с наблюдательных пунктов, вынесенных в боевые порядки войск, перебоев в связи не испытывали...».
Еще в начале июля 1941 г. Георгий Константинович Жуков, занимавший тогда должность начальника Генерального штаба, утвердил план организации и обеспечения связи в случае воздушной бомбардировки здания Генерального штаба. План предусматривал использование в качестве запасных — действующих узлов связи штабов Военно-Воздушных Сил, Военно-Морского Флота и Противовоздушной обороны.
При временной потере телефонно-телеграфной связи с Ленинградом 3 октября 1941 г. командующий войсками Ленинградского фронта Г.К. Жуков, совместно с членами Военного совета, подписал постановление о прокладке подводного бронированного семичетверочного кабеля по дну Ладожского озера. И это постановление в труднейших условиях приближающейся зимы было выполнено: 25 октября 1941 г. разрушенная телеграфная связь Генштаба со штабом Ленинградского фронта была восстановлена.
В июле 1942 г. по дну Ладожского озера был проложен второй подводный кабель, обеспечивавший более надежную связь Ленинградского фронта со Ставкой и Генеральным штабом.
Не могу не вспомнить о встрече в конце октября 1941 г. командующего Западным фронтом генерала армии Г.К. Жукова с наркомом связи И.Т. Пересыпкиным. Встреча состоялась на основном командном пункте Западного фронта в Перхушково (около 30 км от Москвы). С учетом замечаний Г.К. Жукова и Н.Д. Псурцева, занимавшего тогда должность начальника связи Западного фронта, были приняты меры по обеспечению узла связи и фронта необходимым линейно-кабельным имуществом и оборудованием телефонно-телеграфной связи. Хочу добавить, что не только участвовал в поездке, но и непосредственно (силами подчиненного мне 770-го отдельного линейно-кабельного батальона) занимался дооборудованием узла связи и укреплением линейных подходов к Москве и Генштабу.
Штаб Западного фронта оставался в Перхушково не только в течение всего оборонительного сражения за столицу, но и в периоды контрнаступления советских войск и разгрома немцев под Москвой.
Обратимся к книге маршала войск связи И.Т. Пересыпкина «Связь в Великой Отечественной войне», в которой дана исчерпывающая оценка роли связистов в Победе над врагом. Автор не раз приводил высказывания авторитетнейших военноначальников о значении связи в проведении операций: Г.К. Жуков так оценил состояние и работу проводной связи в период битвы под Москвой: «Близость столицы и использование всех линий правительственной и гражданской сети связи позволяло нам, благодаря неутомимости начальника связи фронта Н.Д. Псурцева и его подчиненных, иметь надежную связь со Ставкой, Генеральным штабом и всеми входившими во фронт армиями. При необходимости штаб или командующий фронта мог непосредственно связаться с той или иной дивизией. Бывая на фронтах, мы непременно выезжали в армии, чтобы ближе познакомиться с действиями частей связи в боевой обстановке, оказать им помощь. Там мы, конечно, встречались с командирами и их начальниками штабов... Особенно мне запомнились встречи с генералами П.И. Батовым, К.Н. Галицким, А.В. Горбатовым, А.С. Жадовым, И.Г. Захаркиным, В.И. Кузнецовым, К.С. Москаленко, В.И. Чуйковым и многими, многими другими. Все они точно так же, как и командующие войсками фронтов, во все периоды Великой Отечественной войны, высоко ценили значение связи для управления войсками. Нередко непосредственно ставили задачи войскам связи, оказывали им всестороннюю помощь — словом, делали все, что возможно, чтобы связь работала хорошо и надежно. Это позволяло им успешно руководить боевыми действиями войск даже в самых сложных условиях обстановки».
В другой своей книге «Связь сердец боевых» И.Т. Пересыпкин вспоминает о встрече с маршалом артиллерии В.И. Казаковым, который подчеркивал, что «...одним из решающих факторов, определяющих успехи наших войск, являлась организация надежного управления, которое во многом зависело от наличия устойчивой связи с войсками. Это положение особенно относится к боевым действиям всех видов артиллерии». Действительно, на завершающем этапе войны радиосвязь была основным средством управления ствольной и полевой реактивной артиллерией. Отмечая исключительно важную роль радиосвязи, главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров в одной из бесед с И.Т. Пересыпкиным сказал: «Управление танковыми войсками во время Великой Отечественной войны было немыслимо без радиосвязи. Она являлась основным и чаще всего единственным средством управления. Причем радиосвязь в танковых войсках применялась для управления, начиная от отдельного танка и до танковой армии включительно».
Важную роль играла радиосвязь и при управлении боевыми действиями Военно-Воздушных Сил. По существу она была единственным средством в воздушных сражениях. «Радио и пулемет в воздушном бою равны» — говорили летчики.
В конце мая 1945 г. в Кремле состоялось ответственное совещание, в котором участвовали члены Правительства, члены Военных советов, командующие и начальники штабов всех фронтов, представители Наркомата обороны. На совещании обсуждались предварительные итоги войны и пути перехода вооруженных сил на мирное положение. Тогда же был решен вопрос о проведении на Красной площади в Москве Парада Победы 24 июня 1945 г. В день Парада по брусчатке Красной площади шли сводные полки всех фронтов. Шли лучшие из лучших: пехотинцы, танкисты, артиллеристы и связисты

СЕНАТОР — МРШАЛЫ ПОБЕДЫ
 

 


 

© Региональный общественный Фонд «Маршалы Победы».
® Свидетельство Минюста РФ по г. Москве.
Основан гражданами России в 2009 г.


117997, г. Москва, Нахимовский проспект, дом 32.
Телефоны: 8(916) 477 22-40; 8(499) 124 01-17
E-mail: marshal_pobeda@senat.org