Вячеслав ЗИМОНИН «ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОПРОС» — выступление специалиста по Дальнему Востоку на страницах журнала СЕНАТОР на тему «Курильские острова»

 

        Главная
        О ФОНДЕ
        МАРШАЛЫ
        ПРОЕКТЫ
        НОВОСТИ
        БИБЛИОТЕКА
        ФОТОГАЛЕРЕЯ
        ВИДЕОТЕКА
        ПАРТНЁРЫ
        ПИСЬМА
 

 
  

 

 
А вы у нас были?..
 
 Sub

ФОНД «МАРШАЛЫ ПОБЕДЫ»

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОПРОС
(в российско-японских отношениях)


 

Курилы - Kurile

Земля у нас одна — она общая, но каждому из нас там определено свое место! Тем не менее, исторический опыт показывает, что территориальная проблема всегда была служанкой нечистоплотных политиков и предметом торговли между странами. В этом деле особенно преуспела Япония, которой присуще такое отношение к соседям, наглядным примером которого служит проблема так называемых «северных территорий»...
Отчего избрана такая тактика со стороны Японии в межгосударственных отношениях с Россией и есть ли у неё основания для этого? — на эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук, академик
РАЕН, профессор Вячеслав ЗИМОНИН.

 

«В начале эры Мэйдзи, около 1867 года, в Японии... было немало людей, которые старались упрочить национальные права путем экспансии в сторону Курильского архипелага и Сахалина с тем, чтобы усилить оборону севера и колонизировать эти земли. В последующее время между Россией и Японией была достигнута договоренность относительно разграничения территории. Несмотря на это Япония хотела обладать Сахалином, как в интересах национальной обороны, так и экономики. В результате русско-японской войны Япония получила от России Южной Сахалин», — эта часть обширного «собственноручного показания» военнопленного японского генерала, главнокомандующего Квантунской группировкой войск в конце Второй Мировой войны Ямада Отодзо, от 8-9 апреля 1946 года.
Откровенные рассуждения бывшего властелина Маньчжурии об этих и других причинах «агрессивной политики Японии на Дальнем Востоке», как и само нахождение в результате агрессии японских войск на обширных территориях Китая, Кореи, стран Юго-Восточной Азии, весьма убедительно говорят о том, что при решении вопроса о территориальной экспансии официальный Токио никогда не обращал внимания на такие «пустяки» как международное право, исконность принадлежности и приоритетность в освоении захватываемых земель.
В этой связи труднообъяснимы попытки Японии, начатые в 1950-х годах и активизировавшиеся с конца 1980-х годов, обосновать свои претензии именно с точки зрения международного права на так называемые «северные территории», под которыми общепринято понимать четыре острова Южно-Курильской гряды. Но при этом следует отметить, что в японском политическом истеблишменте понятие «северные территории» трактуется весьма неоднозначно.
Вот как, например, обозначались подходы к решению проблемы «северных территорий» в «Промежуточном отчете по исследованию внешней политики и комплексного обеспечения национальной безопасности» (Токио, май 1988 г., с. 13), подготовленном по заказу японского кабинета министров: «Япония должна продолжать требования о возврате всех северных территорий... Заключить японо-советский мирный договор после возвращения четырех северных островов. Япония должна также пытаться заключить японо-советский мирный договор, включая возвращение всех Курильских островов… Объявить пункт с) 2-й Статьи Мирного Договора с Японией (Сан-Франциско, 1951 г), в котором утверждается, что Япония отказывается от Курил, недействительным».
А в официальном правительственном документе «Белая книга по обороне Японии», начиная с 1995 года, «северные территории» обозначаются еще более фривольно. Японские границы обозначаются в «белых книгах» в районе Курильских островов севернее острова Итуруп, а «спорные территории» простираются до середины острова Сахалин и до полуострова Камчатка.
Курильские острова - Kurile Islands Что это как не «картографическая агрессия»? Скажут, мол: «Это же оборонное ведомство — что с него возьмешь, оно же всегда какие-нибудь стрелы рисует или границы отодвигает».
Ну, во-первых, именно такая картографическая агрессия, предпринятая японскими военными в начале 1939 года, привела к крупному вооруженному конфликту у восточных границ Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-гол. А во-вторых, — этим грешит и японское МИД, которое в течение ряда лет публикует в своих «голубых книгах» карты с аналогичным изображением «северных территорий».
Хочется надеяться, что в Японии пока речь не идет о силовом подкреплении политических устремлений. Главная опасность картографических фальсификаций в том, что они активно используются для прививки в японском обществе реваншизма и недружественного отношения к России. Взять, например, «Общественно-политический атлас Японии для начальной школы» в объеме 66 страниц или 150-страничный «Новый географический атлас мира для старшеклассников» японской средней школы. Более четверти страниц этих атласов посвящены картографической фальсификации. Южные части исконно российских территорий — острова Сахалин и Курильской гряды, изображены как спорные территории, а на ряде карт — даже как японские. И к чему может привести такая картографическая фальсификация, если населению страны с малолетства внушается отношение к России, как к агрессору, якобы незаконно «отогнувшему» эти территории от Японии? И другие солидные издания, например, «Большой атлас Японии», с первых листов читателю предлагают образчики картографической агрессии против нас.
Квинтэссенцией «взрослых» упражнений в шулерстве с отнюдь не игральными картами, а теми, на которых обозначены международно-признанные границы суверенных государств, стало принятое недавно нижней палатой японского парламента законодательного положения, которое определяет принадлежность Южно-Курильской гряды Японии. При этом удивляешься, с какой легкостью и безответственностью некоторые российские «либерально-демократические исследователи», замалчивая историю, идут на подлог исторических фактов и соглашаются с «обоснованностью» японских претензий к России, вводя тем самым в заблуждение и российскую, и японскую общественность.
Только объективный, основанный на документах анализ истории территориального размежевания между двумя странами может дать истинное понимание сложившейся ситуации и подвести к удовлетворяющему обе стороны разумному решению существующего в российско-японских отношениях территориального спора.
В своем развитии территориальное размежевание между Россией и Японией претерпело несколько этапов:
— первооткрытие, первоосвоение, первопринадлежность ничейных территорий (этот этап занимал промежуток времени с конца XVII века и до середины XIX);
— поиск взаимоприемлемых решений договорным путем без прямого использования военной силы (1855 год — начало ХХ века);
— решение территориальных споров с помощью военной силы (1904-1945 гг.);
— поиски международно-правового признания правовой несостоятельности «навязанного силовым методом» размежевания или поиски компромисса.
История первооткрытия и первоосвоения Сахалина и Курильских островов неопровержимо доказывает, что эти именуемые официальным Токио «северными территориями» острова — фактически русские земли, известные в России на основе донесений русских исследователей-землепроходцев еще с XVII века. В те далекие времена на этих островах постоянно жили племена гиляков, орочен, переехавших с континента, а также айны и курильцы. Японцы же тогда заселяли остров Хонсю и не знали о существовании каких-либо «северных территорий». В состав японской империи не входил и крупный о. Матмай (последующие названия Эдзо, Хоккайдо), населенный айнами.
На протяжении более двух веков (1639-1854) Япония проводила политику национальной изоляции от внешнего мира. Выезд японцев за пределы территории своей страны и въезд иностранцев строго запрещались. Если Россия еще с XVII века проявляла интерес к этому району земного шара, то в Японии до начала XIX века продолжалась дискуссия — стоит ли направлять на север силы и колонизировать остров Хоккайдо, а о Курилах вообще речи не было. Остров Хоккайдо японское правительство считало не составной частью своей империи, а «иностранным государством» или «ничейной землей» между Японией и Россией.
В период 1697-1713 годов русские землепроходцы В. Атласов, М. Наседкин, И. Козыревский собрали подробные сведения о Курильских островах и их населении. Они обследовали острова Шумшу, Парамушир, Итуруп, Кунашир (всего 16 островов из 22) и составили первые карты архипелага. Именно в те годы был установлен контроль русской администрации на Камчатке и на Курильских островах. В 1721 году геодезисты И.М. Евреинов и Ф.Ф. Лужин официально нанесли Курильские острова на русские карты. В 1739 и 1741 годах побережье Курильских островов и острова Сахалин обследовала русская экспедиция М.П. Шпанберга, завершившая составление карт всех Курильских островов и установившая дружественные связи с коренными жителями острова Хоккайдо. Япония же не имела никаких сношений с населением Сахалина и Курильских островов, и только в 1785 году была организована первая японская экспедиция на о. Хоккайдо. До конца XVIII века японцы, несмотря на географическую близость, почти ничего не знали ни об острове Сахалин, ни о Курилах.
В 1786 году участник первой японской экспедиции Могами Токунай тайно посетил Южные Курилы, где встретил русских поселенцев, которые почти 70 лет проживали в этих местах вместе с айнами. В 1796 году Курильские острова и Камчатка были однозначно указаны в Атласе Российской империи (в дипломатической практике тех лет Атлас играл роль документа международно-правового значения) как принадлежащие ей территории.
На стыке XVIII-XIX веков японцы, воспользовавшись отдаленностью этих русских владений от континента, захватили острова Кунашир и Итуруп, принадлежавшие России, уничтожили являвшиеся символами этой принадлежности кресты и другие знаки пребывания там русских, взяли подать с местного населения. Они пытались захватить и остров Уруп, но не смогли по причине того, что там находился русский отряд во главе с В.К. Звездочетовым. Позже офицеры Хвостов и Давыдов вновь подняли на захваченных островах русские флаги. Жители Южных Курил — айны, в то время являлись российскими подданными. В 1805 году русский посол Н.П. Резанов официально заявил японскому правительству, что земли к северу от Хоккайдо являются русскими территориями.
Несмотря на приоритет России в первооткрытии и освоении Сахалина и Курильских островов, между российской и японской империями процесс договорного взаимного признания линии территориального размежевания протекал непросто. До середины XIX века Япония не имела никаких юридических прав на земельные владения севернее острова Хонсю. Только в 1855 году русское посольство во главе с Е.В. Путятиным, прибывшее в Японию для переговоров об установлении торговых отношений, в трудных условиях, связанных с Крымской войной, смогло подписать в г. Симода договор о торговле и границах с Японией. В то время враждебные англо-французской морские силы денно и нощно курсировали вдоль дальневосточного побережья России, а Путятин и его коллеги, после кораблекрушения у японских берегов, находились у соседей на правах почетных… пленников. Поэтому, вопреки исторической справедливости, граница между Россией и Японией тогда была установлена между островами Уруп и Итуруп, а Южный Сахалин объявлялся «неразделенной территорией». В принципе, такой вариант был предусмотрен инструкциями, утвержденными российским императором. Это был шаг доброй воли. В то время главным для России было заключить с Японией договор о торговле и установить добрососедские отношения.
7 мая 1875 года Россия по настоянию Японии, поддержанному США, согласилась заключить так называемый Петербургский трактат, по которому Япония отказывалась от своих «прав» на совместное с Россией использование Южного Сахалина взамен на передачу ей остальной части Курильских островов.
Следует отметить, что до сих пор, при всей сложности, процесс разграничения между Японией и Россией протекал в рамках установившейся международной практики и носил в целом мирный характер. Не Россия виновата, что территориальный вопрос стал решаться грубо, силовыми методами спустя годы.
В 1905 году, после поражения России в вероломной войне, начатой Японией, представители царской власти были вынуждены подписать Портсмутский Мирный договор. Перечеркнув свои обязательства по Петербургскому трактату 1875 года, Япония потребовала передачи ей Южного Сахалина по 50-ю параллель. Но и на этом враждебная политика Японии в отношении России не закончилось…
Япония, в нарушении условий Портсмутского Договора «мира на вечные времена», в 1918-1925 годах осуществила вооруженную интервенцию против Советской России. Но в 1922 году японские интервенты с позором были вынуждены покинуть пределы Сибири и российского Приморья, а 15 мая 1925 года, по настоятельному требованию Советского Правительства они оставили и территорию захваченного им Северного Сахалина.
Своими агрессивными действиями против СССР, в том числе накануне и в период Второй мировой войны, Япония полностью лишила себя всяких юридических и моральных оснований ссылаться на условия Симодского (1855), Петербургского (1875) и Портсмутского (1905) договоров относительно своих «прав» на так называемые «северные территории». Опять же напомним, о чем тут речь: прежде всего — это японские вооруженные агрессии у озера Хасан и на реке Халхин-гол, сотни провокаций на советских сухопутных, воздушных и морских границах, когда японцами совершались захваты, угоны и даже потопление ряда наших торговых судов. Отдельная тема разговора — это военное сотрудничество Японии с гитлеровской Германией, планирование и подготовки войны против СССР вплоть до конца 1943 года.
Именно по этой причине в годы Второй Мировой войны территориальные проблемы, возникшие в прошлом по вине Японии, обсуждались на международных форумах союзников по антифашистской коалиции, в том числе на конференциях в Каире (1943), Ялте (1945), Потсдаме (1945) и в послевоенный период в Сан-Франциско (1951).
11 февраля 1945 года СССР, США и Великобритания приняли Крымское (Ялтинское) соглашение о совместных военных действиях трех стран против Японии в случае её отказа от безоговорочной капитуляции. Это соглашение предусматривало возвращение Советскому Союзу южной части острова Сахалин и всех прилегающих к нему островов, в том числе и передачу Советскому Союзу Курильских островов, также ранее принадлежавших России.
После отказа японского правительства принять условия капитуляции, изложенные союзниками в Потсдамской декларации 26 июля 1945 года, вступление СССР в войну против Японии стало неизбежным. Разгром Квантунской группировки войск заставил Японию капитулировать. С 11 по 25 августа после ожесточенных боев советскими войсками был освобожден Южный Сахалин. Курильская десантная операция была проведена советскими войсками и силами флота в период с 18 августа по 4 сентября 1945 года. Ожесточенные бои с японскими войсками отмечались лишь на острове Шумшу. Разоружение и принятие капитуляции войск на остальных островах, включая главный остров Малой Курильской гряды Шикотан, было завершено 1 сентября 1945 года. После подписания 2 сентября 1945 года Акта о безоговорочной капитуляции Японии перед союзными армиями на огромных территориях Азиатско-Тихоокеанского региона, еще остававшихся к тому времени под оккупацией японских вооруженных сил, а также на собственно Японских островах стали проводиться мероприятия по разоружению многочисленных группировок войск империи, которая уже перестала существовать. К примеру, для этих целей оккупационные войска США прибыли на территорию Южной Кореи лишь 9 сентября, то есть через неделю после подписания Акта о капитуляции, а разоружение находившихся там японских войск затянулось надолго. Советскому Союзу же потребовалось всего два дня и небольшое подразделение десантников, чтобы завершить в соответствии с договоренностями с союзниками, отраженными в Общем приказе №1, прием капитуляции японских войск на небольшой группе Курильских островов Хабомаи.
Вступая в августе 1945 года в войну против Японии, Советский Союз не стремился к захвату чужих территорий, хотя, безусловно, возвращение бывших российских земель было одной из главных целей его участия в военной кампании на Дальнем Востоке. Пример того, как после капитуляции Японии СССР отказался от готовившейся им высадки крупных морских и воздушных десантов на остров Хоккайдо и оккупации его, по крайней мере, половины территории, красноречиво свидетельствует о том, что Советский Союз, вопреки злым утверждениям, отнюдь не стремился к «кровавому разделу» Японии. Если бы основным мотивом вступления СССР в войну против Японии были территориальные приобретения, то их можно было бы достичь и без войны. Вернее, даже при отказе от участия в ней, выступив в роли посредника на переговорах между Японией и Соединенными Штатами и их союзниками — для этого японское руководство прилагало все усилия, не жалея взамен ни своих, ни чужих территорий.
Вместе с тем, освобождение и возвращение Советскому Союзу Южного Сахалина и Курильских островов было вполне закономерным актом, адекватным той враждебной по отношению к России и СССР политике, которую японская военщина проводила многие десятилетия. Ведь за все годы Великой Отечественной войны эти острова Япония превратила в барьер: советский торговый и военный флот не мог свободно выходить к восточным берегам Камчатки и Чукотки и тем более в открытый океан, что существенно затрудняло мобилизацию сил экономики на обеспечение Красной Армии самым необходимым в борьбе с гитлеровской агрессией. Не случайно, даже не питавший симпатий к Советскому Союзу, Уинстон Черчилль в дни Ялтинской конференции заявил, касаясь территориального вопроса, что «будет приветствовать появление русских кораблей в Тихом океане» и высказался за то, чтобы «потери, понесенные Россией во время русско-японской войны, были восполнены».
В послевоенное время территориальные изменения были закреплены в ряде международных документов. В частности, в подписанном 8 сентября 1951 года в Сан-Франциско Мирном Договоре в статье 2 указывалось: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года». Под этим документом стоит подпись полномочного представителя Японии. Забыли об этом или просто не признают современные японские политики данный международный акт?
Таковы факты истории. Японские исследователи, которые стоят на позиции исторической истины, признают приоритет россиян в открытии и освоении Сахалина и Курильских островов. Известный исследователь А. Такано в книге «Япония и Россия», изданной в Токио в 1971 году, пишет: «Попытки японского правительства обосновать исторические права Японии на «северные территории не могут не вызвать улыбку». К такому же выводу приходят и Ё. Куно, М. Эномото, С. Накамура, Н. Мурога и многие другие японские исследователи. Вице-президент Японской ассоциации юристов Умэда Судзи, выступая 27 октября 2008 года на Московской Международной научно-практической конференции, посвященной Токийскому и Хабаровскому процессам над японскими военными преступниками, заявил: «Японские правительство и народ Японии приняли результаты Токийского суда, ратифицировали мирный договор, подписанный в Сан-Франциско в 1951 году. В этом смысле не должно быть возврата».
В 1956 году в истории отношений между двумя странами произошло знаменательное событие — была подписана Декларация о восстановлении советско-японских дипломатических отношений. По сути, декларация сыграла и по сей день продолжает играть роль Мирного Договора, позволяя строить отношения между Москвой и Токио в полном объеме. В то время для СССР, как и сейчас для России, не существовало проблемы территориального размежевания между нашими странами. Граница была оформлена в соответствии с рядом вышеназванных международно-правовых документов. Обязательство, данное советским руководством в 1956 году, передать Японии после подписания мирного договора два Южно-Курильские острова было не актом, направленным на реализацию требований международного права, а шагом доброй воли, но ошибочным, как и в 1855 году, рассчитанным на встречное движение со стороны Японии. К сожалению, эти расчеты не оправдались, ибо страна Восходящего солнца пошла по пути скорейшего возрождения своих регулярных вооруженных сил. Более того, в 1960 году она подписала новый договор с США о военном союзе, который предусматривал сохранение на её территории американских военных баз, что не могло не быть признано со стороны Советского Союза в условиях «холодной войны» враждебным актом и вынудило Москву дезавуировать вышеупомянутое обязательство.
Именно Япония, руководствуясь собственными политическими интересами, остановила процесс подготовки мирного договора, поставив условием его подписания передачу островов, права на которые ею были утрачены в результате политики экспансии в первой половине ХХ века.
Вот уже более 50 лет переговоры по мирному договору между двумя странами находятся в тупике. Читатель в той или иной степени осведомлен о ходе этих затянувшихся переговоров, главным препятствиям на их пути к успеху являются, как мы уже смогли убедиться, безосновательные претензии японской стороны на часть российских территорий. В данной ситуации единственно разумным выходом из «дальневосточного тупика» явилось бы согласие на отнесение разрешения вопроса о «спорных территориях» на отдаленное будущее, когда к нему могли бы приступить неотягощенные грузом конфронтационного прошлого поколения политиков. Именно таков подход к этому вопросу со стороны современного российского руководства, которое выступает за поэтапный пятиступенчатый подход к заключению мирного договора и решению территориального вопроса, в том числе и некоторые японские политики и ученые, как профессор Государственного университета Кобе Кэйсукэ Хасунума и другие. Территориальный вопрос всегда был заложником политических интересов тех или иных государств, но существует ряд примеров в международной практике, когда соседние страны находят пути взаимоприемлемого и взаимовыгодного использования спорных территорий без скоропалительного решения вопроса об их принадлежности. Спорные территории можно было бы сравнить с игрушкой в детском саду. Можно перессориться и передраться, споря: «Моя игрушка!» — «Нет моя!». А можно и получить искреннюю радость от совместной дружной игры.
Лучшим способом, не загоняющим проблему в глубокий тупик, в этой связи явилось бы создание, совместное развитие и использование на условиях взаимной выгоды свободной экономической зоны, включающей все острова Курильской гряды, Сахалин и Хоккайдо. Россия делает все возможное для создания благоприятной атмосферы, способствующей окончательной нормализации российско-японских отношений. За последнее десятилетие существенно сокращены численность российских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке и на Курильских островах, снижена их активность и масштабы военной деятельности. Но, если принять за основу методику расчета военного бюджета стран НАТО, в то же время Япония смогла догнать и обойти такие ядерные державы — Англию и Францию, по объему военного бюджета, значительно модернизировав свои вооруженные силы; её соседей до сих пор шокируют количество и масштабы проводимых самостоятельных и совместно с американцами, а порой и вооруженными силами других стран военных учений и маневров. На граничащем с Южными Курилами и Сахалином острове Хоккайдо размещена добрая половина японских вооруженных сил, в том числе крупнейшая Северная Армия, единственное в Японии бронетанковое соединение, в котором сосредоточено 60% всего танкового парка японских «сил самообороны».
Тем временем, в конце 1990 годов со стороны Японии стал отмечаться интерес к расширению диалога по проблемам безопасности в Азии, укреплению мер доверия в регионе и в отношениях между Россией и Японией. Состоялся обмен несколькими визитами военных руководителей наших стран высокого уровня, проведен ряд полезных семинаров по проблемам военной безопасности (участником которых был и автор этих строк), осуществляется обмен визитами кораблей военно-морских флотов России и Японии, намечено некоторое сокращение штатного состава японских «сил самообороны». Постепенно, но неуклонно растет экономическое сотрудничество между нашими странами. При таком и более динамичном встречном движении, возможно, вопрос о границах вовсе отпадет и потеряет свою актуальность? Кто знает, но не исключено, что со временем границы между государствами вообще потеряют свое значение и уйдут в прошлое. Тенденции к этому уже набирают силу, например, в Западной Европе и Северной Америке. А чем хуже Азия?..

СЕНАТОР - конец страницы - SENATOR


 

© Региональный общественный Фонд «Маршалы Победы».
® Свидетельство Минюста РФ по г. Москве.
Основан гражданами России в 2009 г.

117997, г. Москва, Нахимовский проспект, дом 32.
Телефоны: 8(916) 477 22-40; 8(499) 124 01-17
E-mail: marshal_pobeda@senat.org